Застенчивость, беспокойство и страх сцены

1
30 мин

Аарон Сирони

Сегодня мы говорим о застенчивости, беспокойстве и страхе сцены. Другими словами, о беспокойстве или даже фобии перед публикой, перед людьми. Мы попробуем разобраться в 4 аспектах этих явлений:

  • описание переживаний, что это такое;
  • что лежит в основе желаний, которые движут беспокойством и тревогой;
  • что можно не увидеть и о чем не говорят по поводу низкой самооценки, неуверенности, сомнений в своих силах;
  • библейские метафоры, которые помогут сориентировать в попытке собраться в борьбе с ситуациями, которые провоцируют беспокойство.

1. Вы можете быть слегка подавлены, но, если вы боретесь с социальной тревогой и со страхом сцены, возможно, вы почувствуете облегчение, узнав что-то новое и понимая, что вы не один в этой борьбе. И уверен, что каждый поймет, что Бог знает и понимает нас, и Он поведет нас через эту борьбу по Его дороге.

Я не помню того момента, чтобы я не боялся ни разу перед тем, как выйти на сцену, чтобы я не боролся с этим чувством тревоги. Я уверен, что я был с ним рожден. Я вырос в верующей семье. То есть, быть христианином не означает, что у вас иммунитет перед тревогой. Наверное, Бог дал нам это чувство с благодатью и милостью и использует эту борьбу, чтобы преобразить нас в образ Христа. И это благость и милость, что мы можем с этим бороться.

Социальная тревога – это ощущение нервозности, страха, стресса, физического напряжения в ситуациях, где присутствуют люди. Вы ощущали это постоянно. В любой период жизни. Особенно, когда перед вами незнакомые люди, а еще если оказывается определенное давление с их стороны. Когда вы постоянно переживаете за свои действия, которые смущают вас или выставляют вас напоказ. 

Вы скажете, а при чем здесь страх сцены к переживаниям в контексте отношений между людьми. По своему качеству и переживанию они не различаются. Человек, который ненавидит быть в центре внимания, имеет те же чувства, что и человек, которым овладело чувство социальной тревоги. Возможное отличие лишь в контекстах. Социальная тревога широко распространена, она ощущается практически ежедневно. Но по своей природе, борьба с этими чувствами одинаковая. 

Мне написала одна женщина. «В общении с людьми я ощущаю сильную застенчивость. Даже когда я пытаюсь быть открытой, я не могу справиться с этим ощущением. Я стараюсь занять оборонительную позицию, и любая попытка начать общаться является через силу. Это никогда не происходит свободно, с радостью. Как я могу любить людей, наслаждаться общением с ними, если я постоянно нахожусь в этом негативном состоянии? Такие ощущения всегда будут присутствовать? Как выглядит вера в моем случае?»

Чтобы понять и помочь человеку, мы должны понять и принять всерьез, а что это значит для самого человека. 

Обычно человек, который борется с социальной тревогой, переживает отчетливое, неослабевающее ощущение страха перед людьми. Часто оно возникает автоматически, инстинктивно, от этого человека бросает в пот, начинается чувство тошноты, учащается сердцебиение. Иногда это напоминает паническую атаку. Возникает ощущение, что ты маленький ребенок, который сейчас побежит, спрячется где-то и ляжет клубочком, чтобы его никто не трогал. Иногда эти ощущения могут начинать возникать задолго до того момента, когда что-то должно произойти. 

Некоторые люди бояться даже молиться вслух вместе с кем-то, они бояться сказать что-то не так или не то. Бывает, человек должен выступать на конференции, а за две недели до этого он уже так себя накрутил, что у него пропал голос. То есть, сработала психофизиологическая связь. Люди и хотели бы послужить, сделать, сказать что-то, но эта тревога полностью охватывает их, и ничего с ней поделать не могут.

Еще один случай с Уильямом Купером, автором гимнов в 18 ст. Он также переживал социальную тревогу, и как поэт очень ярко описал это состояние: «Те, чей дух похож на мой, для кого публичное выступление – это смертоносный яд, меня поймут, а остальные – нет. За полгода до экзамена я каждый день ощущал будто меня ведут на место казни».

Вот, что значит переживание социальной тревоги. Мы не одни оказываемся в таких ситуациях. Мы должны серьезно воспринимать ощущение стресса у людей. Но почему предвкушение того, что должно произойти вызывает такой стресс? Многие люди, которые с этим борются, ассоциируют социальную тревогу являются по темпераменту предрасположены к ощущению того, что их обескураживает в социальном контексте. Интровертов просто «накрывает» в таких случаях. И их выступление под вопросом. Это не означает, что у них нет необходимых навыков или они не знают чего-то, или отсутствует чувство юмора. Нет. Просто их мышление и физическое состояние приходит в оцепенение.

Экстраверты же, наоборот, ищут такие ситуации, где на них могут посмотреть, где они могут себя показать, где они могут быть в центре внимания. Они знают, что они выступят великолепно. Им даже нравятся такие ситуации. 

Но для интровертов это некая угроза, она замедляет их действия. Что же вызывает такую мотивацию внутри? Это страх, что тебя будут оценивать, судить, ты хочешь оказать лучшее впечатление на людей, и зависимость от их мнения. Ты боишься, что окажешься непривлекательным, скажешь что-то не то, люди могут увидеть твои недостатки, и вообще спишут тебя со счетов, как непригодного. И конечно же страх стыда. Если ты не произведешь должного впечатления, ты будешь корить сам себя, унижать себя. Почему? Потому что, как и перед смертным приговором, мы ощущаем, что таким образом это будет «смерть» моего имени, «смерть» моей репутации, «смерть» личности. Вот, что стоит на кону. 

Да, мы живем в таком опасном мире, люди отвергают нас, судят нас, презирают нас, с людьми бывать не всегда безопасно. Мы и сами так часто поступаем: судим других, не оцениваем по достоинству. Мы все в одной лодке. 

Но Иисус показывает нам, что есть что-то большее, нежели быть контролированным страхом. Он показывает, что можно есть причины переносить эту тревогу, или даже игнорировать ее. Она не должна контролировать нас. 

В послании к Евр. 11 главе говорится о многих верных мужчинах и женщинах, которые знали, что такое страх перед людьми. Они переживали стыд и унижение. Многие умерли в слабости и полны стыда. Мы благодарны этим героям веры. Евр. 12:2 «взирая на начальника и совершителя веры Иисуса…». Путь к социальной тревоге начинается, как мы видим, с наших сердец, которые смотрят на что-то большее, нежели страх. Мы должны своими очами сердца смотреть на Иисуса. Мы должны брать пример с Его вдохновения. Писание не хочет развенчать наши нерациональные взгляды на вопрос о социальной тревоге. Многие, о ком говорится в 11 главе были унижены, убиты, преданы мучениям с позором. Люди – небезопасны. Автор послания к Евреям приводит в пример этих людей. И говорит об Иисусе, как человеке. Это особенно ценно для нас, которые также борются и страдают, и переживают это. Мы слышали об этом сотни раз, что Иисус был слаб, был искушаем, Он также боролся с тем же, что и мы. 

Уильям Купер говорил, что всем знакомо это ощущение, когда к тебе относятся с осуждением, когда ты не чувствуешь безопасности, когда хочется скрыться от всего на свете. Но тебя находит Тот, Кто ощутил это все на себе. Он прочувствовал все это в Своем боку, на руках, ногах – все те шрамы у Него были. И Он же исцеляет нас, возвращает нас к жизни. Иисуса также презирали, отвергали, унижали. Он все это пережил – и унижение, и стыд. И именно в Нем мы можем найти помощь для себя, утешение и благодать. Иисус знал то, чего мы боимся. 

Евр. 12:2 «взирая на начальника и совершителя веры Иисуса, Который, вместо предлежавшей Ему радости, претерпел крест, пренебрегши посрамление…». 

Что имеется ввиду под «крестом»? Жуткая и позорная смерть. Унижение человека, которого на нем распинают. Это ужасно больно, но что еще важно отметить – это смерть у всех на глазах, обнаженная жертва на видном месте, где бы все смотрели на Него и презирали Его. Презирали все, что Он делал. И кричали Ему, что он неудачник, разбойник, позор. Как Иисус шел к стыду Своей смерти? Иисус презирал чувство стыда. 

Цель не в том, чтобы избавиться от того шага, за которым последует стыд и страх, но двигаться, несмотря на эти страхи. 

Иисус не обращает внимание на то, что Он будит унижен. Он не находился под контролем страха о том, что о нем подумают люди. Стыд и унижение не имели никакой власти над Иисусом. Да, Он ощущал физическую боль. Вспомним время в Гефсиманском саду. Там были люди, которые и отвергли Его. Но стыд становится лишь фоновым шумом. Он игнорирует это чувство. Ненависть к стыду – это то, что нам подарил Господь. Это как беззубая собака или неядовитая змея – они будут лаять и шипеть, но они никак не могут нанести вред. В таком случае стыд не может навредить человеку. Стыд можно ненавидеть. 

Поэтому, если кто-то борется с социальной тревогой, это означает, что он принимает и позволяет определенному уровню социальной тревоги властвовать над собой. Можно переживать ощущения разочарования, но не избегать его. Можно так делать и с радостью, и с несчастьем. 

2. Недостаточно лишь знать, что Иисус был способен ненавидеть стыд. Мы должны знать, что дало Ему возможность иметь такую храбрость, чтобы мы могли обрести такую же радость, какая была у Иисуса. Поскольку без радости мы не сможем перенести все те испытания, которые нам предстоят, и не сможем ненавидеть стыд. В чем должна была заключаться радость Христа? (Евр. 12:2) Мы еще вернемся к этому месту.

Давайте глубже заглянем в само сердце страха перед обществом. Суть не только в том, что другие подумают обо мне, ведь этот страх подпитывается вероятными угрозами. Но здесь возникает еще одна ситуация, когда мы хотим, чтобы эти же люди, которых мы «боимся», начали хвалить нас, мы хотим их удовлетворить. 

Давайте посмотрим, что предшествует страху перед человеком. Этот страх имитирует и портит все. А у нас есть обычные простые желания. В каждом из нас есть желание награды, жажда вечной славы. Это та радость, которая предназначена Иисусу. Это то, чего Он достигнет. Он претерпевает стыд, боль, унижение на кресте. 

К.С.Льюис говорит, описывая это наше врожденное желание: «На самом деле, самое скромное, самое детское, самое творческое из удовольствий – это быть меньшим: как животное перед человеком, ребенок перед отцом, ученик перед учителем, творение перед творцом».

И какое самое большое желание нашей души? Желание получить похвалу и удовлетворить Господа, Небесного Отца. Вы скажете, что мы были созданы для хвалы, чтобы найти одобрение у Господа. Как в той притче о талантах «Хорошо. Верный раб». В то время как Иисус стоял на крещении «Это Сын мой возлюбленный, в котором Мое благоволение».

Мы должны иметь веру, как у ребенка. Невинное и скромное восхищение, когда его хвалят. 

Помню, как на одной из конференций, был призыв к отцам, чтобы они повернулись к своим детям и сказали, как они гордятся своими детьми. Я был там со своим отцом, он говорил, как он мной гордится, а я все это время плакал.

Представьте себе, когда мы увидим Бога, и Он лично будет нас хвалить!

Это желание у нас врожденное, в сердце. И это было у Иисуса.

Евр. 12:2 «взирая на начальника и совершителя веры Иисуса, Который, вместо предлежавшей Ему радости, претерпел крест, пренебрегши посрамление, и воссел одесную престола Божия».

Мы не можем сказать, что Иисус был бесстыдным, что Ему были безразличны социальные стандарты. Но Он искал другую славу. Стыд и унижение от людей для Него не были столь важными. Он обращает Свой взор на Отца. Иисус всегда в месте славы, чтобы мы могли смотреть на Него.

Вера проявляется в поиске и получении хвалы в Божьих глазах, а не от людей. Важно будет то, что проявится на Божьем суде.

Это не должно перейти в тщеславие, восхищением собой, поскольку мы не можем удовлетворить Бога без Бога. Мы есть теми, кем Бог сотворил нас. Так же, как и картина удовлетворяет своего создателя. Бог должен быть доволен тем, что мы сделали. 

Ин. 5:44. Иисус смотрит прямо нам в глаза и задает риторический вопрос. «Как вы можете веровать, когда друг от друга принимаете славу, а славы, которая от Единого Бога, не ищете?»

Иисус недвусмысленно спрашивает, доверяем ли мы действительно Богу? Невозможно ориентироваться на одобрение людей больше, нежели на Божье. Тогда в нас нет и любви Божьей. Это уже любовь к себе. Ищу ли способ удовлетворить Бога или людей? В таком соревновании Бог может оказаться на втором месте. Иисус пригвождает корень социальной тревоги. И это желание одобрения и славы от людей, а не от Бога, нашего Создателя. Мы должны ежедневно избавляться от этого желания, чтобы преодолеть застенчивость, социальную тревогу. 

3. Есть способы, как победить и выдавить социофобию и взрастить божественную храбрость, которая исцеляет эту болезнь в мышлении. 

Помните, что писала женщина? Она говорила, что всегда занимала оборонительную позицию, общаясь с людьми. Почему застенчивые, стеснительные люди занимают такую оборонительную позицию? От чего она защищается? Что она защищает? Мне кажется, это ее несовершенство, несостоятельность, сомнение в себе. Она не любит себя, с низкой самооценкой. Многие эксперты скажут, что первоначальная цель любой социальной тревоги – защититься от своей низкой самооценки. Если мы пренебрегаем или избегаем этой части социальной тревоги, тогда мы отпускаем эти глубокие чувства ненависти к себе, сомнений в своих силах, неуверенности, и исцеление будет легким и эффективным.

Низкая самооценка – это популярное выражение последние 40-50 лет. Любая социальная проблема – диагноз: низкая самооценка. Но это не новая идея. Просто по-другому на нее смотрят. Ранние отцы церкви определили 7 смертных грехов, которые дают начало всем остальным грехам:

  1. Лень (уныние, апатия, безделье)
  2. Чревоугодие (обжорство)
  3. Гнев (месть, ярость)
  4. Алчность (жадность, скупость)
  5. Зависть (ревность)
  6. Высокомерие (гордыня, гордость)
  7. Похоть (сладострастие, блуд, распутство)

Что из этого, вы считаете, противостоит низкой самооценке? Высокомерие. Почему нас это не удивляет? Какова природа высокомерия? Соревноваться. Сравнивать. Быть удовлетворенным лишь тогда, когда у тебя чего-то больше-лучше, чем у соседа. Удовлетворенность в пребывании выше других. В любом деле. 

Когда ты в чем-то терпишь неудачу, когда приходишь не первым, когда сравниваешь себя с другими, всегда наступает неуверенность, несостоятельность. Может, другие люди умнее, быстрее, выглядят лучше, успешнее? А я загоняю себя в угол, закрываюсь от всех с чувством неполноценности. Гордость всегда сравнивает себя с другими людьми. Но это, что строить из песка. Мы сравниваем себя с другими людьми, и чувствуем себя либо хорошо, либо возникает чувство стыда. Как сказал Дэвид Паулисон об Алисе в Стране Чудес. У Алисы, когда она попала в кроличью нору, всегда возникало ощущение, что она либо слишком большая, либо слишком маленькая. Она огорчена этим. Она не может стать «правильного размера». 

Так и работает гордость. Мы либо смотрим на всех свысока, потому что мы лучше других, либо чувствуем себя неполноценными, потому что другие лучше нас. И это делает людей соперниками, врагами, конкурентами. У людей, которые борются с социальной тревогой, всегда возникают чувства сравнения и оценки. Как это отражается на собственной уверенности, самооценке? Может стоит повышать собственную самооценку? Нет. Сколько раз бы мы не слышали, что решением есть повышение самооценки, это не так. Если мы начнем повышать свою самооценку, мы можем кончить еще в худшем состоянии, чем вначале. 

В чем же лекарство от низкой самооценки? Как нам исцелиться от чувства несостоятельности? Пример – Израиль. 

Второзаконие 7:6–8 «⁶ ибо ты народ святой у Господа, Бога твоего: тебя избрал Господь, Бог твой, чтобы ты был собственным Его народом из всех народов, которые на земле. 

⁷ Не потому, чтобы вы были многочисленнее всех народов, принял вас Господь и избрал вас, ибо вы малочисленнее всех народов, ⁸ но потому, что любит вас Господь, и для того, чтобы сохранить клятву, которою Он клялся отцам вашим, вывел вас Господь рукою крепкою и освободил тебя из дома рабства, из руки фараона, царя Египетского».

Господь справляется с этим чувством неполноценности прекрасным, удивительным способом. Он забирает фокус внимания с нас самих и перемещает его на Себя. Не наши заслуги, способности, но Его характер, Его выбор. Почему Он так любит и дорожит Израилем? Потому что Он расположил к ним Свое сердце, потому что Он- любовь. Он пообещал отцам Израиля. Его любовь не на заслугах людей зиждется. Он любит их, потому что он дал клятву Аврааму, Исааку и Иакову.

Вспомним царя Давида и сына Ионафана, Мемфивосфея (1 Цар. 20:42, 2 Цар. 9). Он задает Давиду тот же вопрос, что и израильтяне «Почему ты выбрал меня?». А Давид отвечает так же, как и Бог отвечает израильскому народу: «Я любил отца твоего всем сердцем. Я дал обещание ему и не нарушу его». Любовь Давида и Бога основана на отношениях с другими. И Павел говорит об этом. Его любимое место из Ветхого Завета.  Иер. 9:23 «Так говорит Господь: да не хвалится мудрый мудростью своею, да не хвалится сильный силою своею, да не хвалится богатый богатством своим». Иеремия говорит, чтобы мы не искали храбрость, самоуверенность, силу или восхищение в самих себе. Это не ваши заслуги или способности. Это может привести только к тщеславию, самовосхвалению. Это яд. Это может быстро «раздуть» вас, но как воздушный шарик, это ощущение «лопнет». 

Почему это важно? Для тех, кто борется с социальной тревогой, неважно как прошел разговор, как прошло какое событие с людьми. Каждое новое общение, выступление, каждый новый день – ужасающий. Потому мы начинаем с нуля. Это переживание имеет способность стирать прошлые успехи, и приводит к унижению. Это похоже на игру в театре, где каждый раз вы ждете положительные отзывы о своей роли. Или заседание суда, где вы ждете положительный вердикт для себя, когда вы знаете, что вы виновны. Если я провалился, значит это подкрепляет мой страх, который был во мне. И это еще больше давит на меня, чтобы я не смог преуспеть в следующий раз. 

Поэтому Бог говорит, что лекарство от низкой самооценки нельзя найти внутри себя. Но в смирении. Не в высокой самооценке, потому что это приводит к высокомерию. Смирение – это когда ты меньше всего думаешь о себе. Люди, борющиеся с социальной тревогой, обращены на себя. А свобода приходит тогда, когда мы перемещаем акцент с самих себя.

К.С.Льюис из книги «Просто христианство»: «Не думайте, что, если вы встретите действительно скромного человека, он будет тем, кого большинство людей называют «скромным» в наши дни. Вероятно, всё, что вы будете думать о нем, это то, что он казался веселым, умным парнем, который по-настоящему интересовался тем, что вы ему сказали. Если он вам не нравится, то это потому, что вы немного завидуете тому, кто, кажется, так легко наслаждается жизнью. Он не будет думать о смирении: он вообще не будет думать о себе».

Это очень хорошее описание смирения. Это смирение дает нам облегчение в наши души. Оно освобождает нас от неуверенности, от низкой самооценки.

Иер. 9:24 «Но хвалящийся хвались тем, что разумеет и знает Меня, что Я — Господь, творящий милость, суд и правду на земле; ибо только это благоугодно Мне, говорит Господь». 

Мы должны держаться за то, что дает нам внутреннюю силу, уверенность, чувство безопасности. Мы можем хвалиться лишь тем, что мы знаем Бога. Где мы можем увидеть Божью любовь, Его справедливость, Его праведность наиболее ясно? На кресте. Мы можем хвалиться и радоваться тем, что Бог нас выбрал, и даровал нам любовь, верность к Его Сыну Иисусу Христу. 

Где в этом проявляется слава? В Христе и через Него. Всё, что я имею, я получил по вере через то, что сделал Иисус Христос. Вот чем мы можем хвалиться. Не собой, но тем, что сделал Христос для нас. 

1 Кор. 1:26–31:

«²⁶ Посмотрите, братия, кто вы, призванные: не много из вас мудрых по плоти, не много сильных, не много благородных; ²⁷ но Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное; ²⁸ и незнатное мира и уничиженное и ничего не значащее избрал Бог, чтобы упразднить значащее, — ²⁹ для того, чтобы никакая плоть не хвалилась пред Богом. ³⁰ От Него и вы во Христе Иисусе, Который сделался для нас премудростью от Бога, праведностью и освящением и искуплением, ³¹ чтобы было как написано: «хвалящийся хвались Господом».

 Если мы правильно посмотрим на себя, как на «ничего не значащее», мы перестанем искать ценность, уверенность, высокую самооценку внутри себя.

2 Кор. 12:9,10

«⁹  И потому я гораздо охотнее буду хвалиться своими немощами, чтобы обитала во мне сила Христова. ¹⁰ Посему я благодушествую в немощах, в обидах, в нуждах, в гонениях, в притеснениях за Христа, ибо, когда я немощен, тогда силен».

Как сказал Джон Пайпер: «Это не самооценка, а оценка благодатью». 

4. Если мы пришли ко Христу, значит Он выбрал нас, дал нам Свою любовь, сделал нас Своим сокровищем намеренно. И эта цель описана в 1 Кор. 4:1,2 «¹ Итак, каждый должен разуметь нас, как служителей Христовых и домостроителей тайн Божиих. ² От домостроителей же требуется, чтобы каждый оказался верным». 

Павел пишет это коринфянам, которые сравнивают себя с другими, соревнуются с другими. Они проявляют высокомерие. Они хотят показаться уверенными в себе, умными, богатыми, умеющими говорить публично. Павел открыто говорит о человеческих слабостях, и даже говорит, что он чувствует себя неловко и со страхом, пребывая с коринфянами. 

Поэтому Павел говорит о служителях и домостроителях (управляющих). Павел говорит о том, что он не мечтает быть великим лидером, экспертом в какой-то области. Он просит, чтобы на него смотрели так, как он сам себя видит. Ничего особенного или значительного.

Перед началом мероприятия, где будут люди, как мне правильно подготовит свой разум и сердце? Мы должны подходить с определенным «планом на игру». Мы не можем предвидеть всё, что произойдет на какой-то встрече, где мы будем. Но мы должны быть правильно настроены. И как выглядит такая подготовка? 

Во-первых, мы служим Христу. У нас один Господь. И только Его мы должны удовлетворить. Мы не пытаемся выиграть конкурс популярности. У нас один образец для подражания. Мне не нужно ничьё одобрение. Как мне получить хвалу от Бога? Как я могу наилучшим образом послужить Богу? 

Если у меня возникает соблазн изолироваться или избегать других людей (быть зрителем, спрятаться, избегать), я знаю, кому я служу: я служу себе.

Пр. 18:1 «Прихоти ищет своенравный, восстает против всего умного». 

Служение Христу означает движение к другим. Вырастая и принося плоды в этой борьбе, мы приближаемся к людям вокруг нас — к скромной, жертвенной любви.

Любовь и застенчивость подобны солнцу и луне – их редко видят вместе. Иногда так происходит, но на очень короткое время.

Чем больше мы любим, тем больше застенчивости, страха уходит. «Но я не знаю, что сказать!» Вместо этого скажите: «Я все еще могу двигаться к кому-то с лаской и добротой».

Забудьте о том, что вы будете выглядеть глупыми. Надо задавать правильные вопросы. Обычно мы спрашиваем, как мне выбраться из этой ситуации? Как мне избежать взглядов? Как мне создать вид важного человека? 

Пс. 121 имеет простую, но мощную заключительную строку, которая ориентирует нас на правильные вопросы.

Пс. 121:8,9 «⁸ Ради братьев моих и ближних моих говорю я: «мир тебе!» ⁹ Ради дома Господа, Бога нашего, желаю блага тебе». 

Для некоторых, кто борется с социальной тревогой, ходить в церковь не является комфортным занятием. Уильям Купер сказал: «Многие люди идут в церковь, чтобы найти утешение. А я иду с тем же желанием, но убежища и покоя не нахожу. Но буду искать Твоего блага». 

Как мне служить людям? Как мне дарить благо людям на встречах, будучи служителем Христовым?

У нас есть только одна конкретная цель или назначение: быть служителями.

Мы являемся «хранителями тайн Божьих» — носителями Евангелия Иисуса Христа и Его распятия. Моя задача и ответственность – быть верным Господу и заслуживать доверия, и быть верным моему Господу в том, что Он призвал меня сделать и быть в этом окружении среди моих собственных слабостей.

Основными вопросами должны быть: «Что значит быть хорошим управляющим здесь — в слабости? Что такое верное исполнение обязанностей?»

Вот письмо, которое написала женщина, о которой мы уже говорили, которая борется с социальной тревогой и страхом.

«Дорогой Аарон,

У меня был момент сегодня во время заседания комитета, когда у меня был соблазн отойти и исчезнуть на заднем плане во время обсуждение. Будучи новичком для этого комитета по развитию, я вдруг почувствовала, что я не на своем месте. Начались чувства несостоятельности и сравнения, и я чувствую, что я сижу, отчаянно желая соскользнуть на стуле.

Но более сильный стимул не позволил бы мне. Я вспомнила один из наших разговоров, когда вы сказали «это то место, куда тебя поместил Бог — так что иди в игру». За этим воспоминанием сразу же последовали слова из моих молитв о том, чтобы Бог меня испытал.

Хотя некоторым это может показаться незначительным, я почувствовала себя увереннее. Уверенность, которая была основана не на моих способностях, а на том, что меня поддерживают. Я на самом деле сидела сложа руки и вздохнула, действительно ощущая присутствие Бога. Я рада, что у нас был этот разговор и благодарен за верность Богу».

Что сделала эта женщина? Среди своего страха, она дала себе ответ. Бог призвал меня на это место, выбрал, чтобы я был тут. Не будь просто зрителем. Будь верным. Закатай рукава и вперед. Служи Христу. Это дает нам видение для каждой встречи, где присутствуют люди. Где Бог хочет, чтобы мы были верными. 

Последний вопрос: должны ли мы на самом деле использовать опыт и возможности, когда мы сознательно ставим себя на слабые и, возможно, унизительные позиции? Да. Бог призывает нас любить и служить людям теми способами, которые открывают нам возможность быть разоблаченными, униженными и подвергнутыми критике. Жизнь Иисуса включала в себя презрение, неуважение и позорное пристальное внимание. Мы идем по тому же пути, по которому шел Иисус. Мы благодарны, что Иисус больше заботится о любви к нам, чем о защите от унижения. Иисус пришел к нам с большими затратами, даже когда мы скрывали от Него свое лицо, презирали Его и не уважали Его.

Если мы уклоняемся от этих возможностей, мы упускаем возможность угодить и получить честь от нашего небесного Отца. Мы изолируемся и избегаем роста. И мы убегаем от того, что мы должны делать, к чему Бог призывает нас.

Наш Отец пошлет помощь, чтобы укрепить нас, как Он сделал с Иисусом. У нас есть тот же Отец, который приглашает нас отдать ему свои тревоги, потому что Он заботится о нас. Мы должны делать это ежедневно, во всех социальных взаимодействиях.

Последнее. Преодоление социальной тревоги может быть очень трудным без помощи. Это болезнь, которая требует многократного и пожизненного лечения. Но это борьба, которую Бог предопределил для многих из нас. И то, что Бог предопределяет, всегда хорошо. Он милостиво воспользуется этим, чтобы сформировать нас в подобии Христа, пока мы не увидим Его лицом к лицу.

(1)

Комментарии

Добавить комментарий