ПТСР, воспоминания и библейское душепопечение

1
40 мин

Травмирующие события, такие как война, инциденты, связанные с применением огнестрельного и холодного оружия, взрывы, захваты самолетов, стихийные бедствия и насильственные преступления происходят слишком часто. Они затрагивают не только военнослужащих и лиц, оказывающих первую помощь, но и невинных прохожих, школьников, студентов, членов церквей, работников предприятий и служащих госучреждений. Любой человек может быть затронут травмирующим событием. Эти события непредсказуемы и очень разрушительны для пострадавших. Цель этой статьи – показать, что Библии достаточно для служения тем, кто перенес травму, и что церковь в целом и библейские душепопечители в частности должны быть готовы, и даже искать возможность для служения в таких обстоятельствах.

Кроме того, практически у каждого человека, переживающего последствия травмирующего события, есть трудности и беспокойства, связанные с воспоминаниями об этом событии. Библейские душепопечители, имеющие общее представление о травмирующих событиях, и разделяющие библейское учение о воспоминаниях, могут оказать эффективную помощь тем, кто борется с последствиями травмы. В статье представлены примеры реальных травмирующих событий, сделан обзор отношения мира к таким событиям, а также предложена модель, с помощью которой христиане могут эффективно служить людям, подвергшимся влиянию травмирующих событий. 

Это может произойти где угодно

Была обычная пятница в конце учебного года, когда в пригородной средней школе Техаса прогремели выстрелы. Помощник начальника полиции школьного округа услышал выстрелы и быстро побежал от входа в школу к месту, откуда, по его мнению, раздавалась стрельба. Дойдя до конца коридора, он осторожно выглянул за угол и увидел стрелка. Раздавшийся вслед за этим выстрел из дробовика разбил оконное стекло всего в нескольких футах позади него. Второй выстрел попал туда же. Помощник начальника понял, что ему нужно перебраться в укрытие. Когда он бежал по коридору, нападавший снова выстрелил в него, на этот раз через дверь класса, и промахнулся в третий раз. Помощник начальника нашел укрытие немного дальше по коридору. Выглянув наружу в следующий раз, он заметил спецназовцев, сгрудившихся в конце зала, где он только что находился. Поскольку его одежда в тот день явно не выдавала в нем офицера полиции, он опасался, что по нему могут открыть «дружественный огонь». В то время как команда спецназа пыталась обратиться к стрелку, он побежал по коридору в другую сторону, чтобы отключить сработавшую пожарную сигнализацию, завывание которой усугубляло хаос. Отключив сигнал тревоги и вернувшись на исходную позицию и обнаружил, что один из офицеров полиции был ранен в плечо. Пуля задела артерию, офицер, истекая кровью, метался туда-сюда. Помощник начальника остановил его и наложил на руку офицера жгут, чтобы остановить кровотечение. Помощник начальника был не одинок в этом травмирующем происшествии, так как его жена служила капитаном соседнего отделения полиции и тоже находилась сейчас на месте происшествия. Можно представить, что такой опыт вызовет серьезные физические, эмоциональные, умственные и духовные проблемы.

Однажды ранним утром в районе Форт-Уэрта, штат Техас, молодая мать, находившаяся в доме с двумя своими дочерьми, услышала шум, доносившийся снаружи дома. Поняв, что кто-то чужой стоит возле ее дома, она позвонила мужу и попросила его срочно прийти домой с работы. Шум повторился, и женщине стало ясно, что незнакомец пытается проникнуть в дом. Позвонив в службу экстренной помощи, она взяла дочерей и спряталась в шкафу в спальне, где смогла достать пистолет и запереть дверь шкафа изнутри. Положив младшую девочку в ящик комода, она усадила старшую дочь на пол в углу шкафа. Вскоре они услышали, как злоумышленник дергает ручку шкафа. Женщина крикнула, что у нее есть пистолет, и что если он откроет дверь, она застрелит его. Злоумышленник отошел от двери, направился в другую комнату и затаился, ожидая, видимо, что  она и девочки, выйдут, решив, что он ушел. Сирены приближающихся полицейских машин заставили злоумышленника ретироваться, и когда муж подъехал к дому, незнакомец уже выбегал через парадную дверь. Хотя никто не пострадал физически, это событие очень сильно повлияло на всю семью.

Дома, в школе, и даже в церкви травмирующие события могут произойти внезапно, без малейшего предупреждения. Одна из самых больших проблем, с которой сталкиваются люди, пережившие травму, связана с воспоминаниями. Воспоминания о травмирующем событии часто бывают всепроникающими и изнурительными. Библейским душепопечителям есть что предложить в таких ситуациях.

Мирская мудрость

В современном мире травма признается серьезной проблемой, которая может самые иметь тяжелые последствия. Вследствие широкого освещения травмирующих событий в прямом эфире в СМИ, увеличения частоты и серьезности крупномасштабных травмирующих инцидентов, а также повышения осведомленности людей о таких инцидентах в целом, все большее внимание уделяется оказанию помощи людям в преодолении травм. Похоже, также растет ожидание того, что люди, пережившие травмирующие события, будут иметь серьезные трудности с тем чтобы переварить событие и восстановиться после него. Мир классифицирует эти трудности под общим диагнозом посттравматического стрессового расстройства (ПТСР). ПТСР — это формальный диагноз, указанный в «Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам» (DSM-5), но он также часто неофициально используется в качестве ярлыка для людей, которые сами пережили травму, или были вовлечены, или стали свидетелями одного или нескольких травмирующих событий.

Само название «DSM-5», вероятно, ничего не скажет людям, не знакомым с поведенческими науками. Однако критерии из DSM-5, которые приводят к диагнозу ПТСР, не являются чем-то сложным, а знание этих критериев может стать полезным для библейского душепопечителя. Я представляю эти критерии здесь, чтобы показать, как ставится формальный диагноз. Также я хочу поделиться с читателями практическими знаниями о мирском диагнозе. В DSM-5 посттравматическое стрессовое расстройство отнесено к категории расстройств, связанных с травмой и стрессом. Диагностические критерии ПТСР следующие.

Посттравматическое стрессовое расстройство

Примечание: эти критерии относятся к взрослым, подросткам и детям старше шести лет. Для детей шести лет и младше см. соответствующие критерии ниже.

  • Подверженность реальной смерти или угрозе смерти, серьезной травме или сексуальному насилию одним или несколькими из следующих способов:
  • Непосредственное переживание травмирующего события.
  • Когда человек становится очевидцем события, которое произошло с другими.
  • Когда человек узнал, что травмирующее событие произошло с близким членом семьи или близким другом. Причем, смерть (или угроза смерти) члена семьи или друга может быть как насильственной, так и вызванной несчастным случаем.
  • Переживание повторяющихся или экстремальных воздействий отталкивающих подробностей травмирующего события (например, сотрудники службы экстренного реагирования собирают человеческие останки; сотрудники полиции неоднократно сталкиваются с подробностями жестокого обращения с детьми).

Примечание. Критерий A4 не применяется к воздействию через электронные средства массовой информации, телевидение, фильмы или изображения, если только это воздействие не связано с работой.

  • Наличие одного или нескольких из следующих навязчивых симптомов, связанных с травмирующим событием, начиная с момента, когда произошло травмирующее событие:
  • Повторяющиеся непроизвольные и навязчивые неприятные воспоминания о травмирующем событии.

Примечание: у детей старше шести лет могут возникать повторяющиеся игры, в которых выражаются темы или аспекты травмирующего события.

  • Повторяющиеся тревожные сны, содержание и/или влияние которых связаны с травмирующим событием.

Примечание: у детей могут быть пугающие сны без возможности распознать их содержание.

  • Диссоциативные реакции (например, воспоминания), при которых человек чувствует или действует так, как если бы травмирующее событие повторялось. (Такие реакции могут возникать непрерывно, причем самым крайним проявлением является полная потеря осознания того, что происходит вокруг )

Примечание: у детей в игре может происходить специфическое воспроизведение травмы.

  • Интенсивное или продолжительное психологическое состояние угнетения при воздействии внутренних или внешних сигналов, которые символизируют или напоминают аспект травмирующего события.
  • Выраженные физиологические реакции на внутренние или внешние сигналы, которые символизируют или напоминают аспект травмирующего события.

C. Постоянное избегание раздражающих факторов, связанных с травмирующим событием, которое начинается после того, как произошло травмирующее  событие, о чем свидетельствует один или несколько из следующих признаков:

  • Избегание или попытки избегания неприятных воспоминаний, мыслей или чувств, связанных с травмирующим событием.
  • Избегание или попытки избегания внешних напоминаний (людей, мест, разговоров, действий, предметов, ситуаций), которые вызывают неприятные воспоминания, мысли или чувства, тесно связанные с травмирующим событием.

D. Отрицательные изменения в познавательной деятельности и настроении, связанные с травмирующим событием, начавшиеся или усугубившиеся после того, как произошло травмирующее событие, о чем свидетельствуют два из следующих факторов:

  • Неспособность вспомнить важный аспект травмирующего события (как правило, из-за диссоциативной амнезии, а не из-за других факторов, таких как травма головы, алкоголь или наркотики).
  • Стойкие и преувеличенные негативные убеждения или ожидания в отношении себя, других или мира («Я не плохой», «Никому нельзя доверять», «Мир совершенно опасен», «Вся моя нервная система навсегда разрушена»).
  • Стойкие искаженные представления о причинно-следственных связях травматического события, которые заставляют человека винить себя или других.
  • Стойкие негативные эмоциональные состояния (страх, ужас, гнев, вина или стыд).
  • Явное снижение интереса к тому, что раньше нравилось делать.
  • Чувство отстраненности или отчужденности от других.
  • Стойкая неспособность испытывать положительные эмоции (неспособность испытывать счастье, удовлетворение или чувство любви).

E. Заметные изменения в возбуждении и скорости реакций, связанные с травмирующим событием, начинающиеся или усугубляющиеся после того, как произошло травмирующее событие, о чем свидетельствуют два или более пункта из следующего списка:

  • Раздражительность и вспышки гнева (с незначительной провокацией или без нее), обычно выражающиеся в словесной или физической агрессии по отношению к людям или предметам.
  • Безрассудное или саморазрушительное поведение.
  • Сверхбдительность.
  • Преувеличенная реакция испуга.
  • Проблемы с концентрацией.
  • Нарушения сна (трудности с засыпанием, беспокойный сон).

F. Продолжительность расстройства (критерии B, C, D и E) более одного месяца.

G. Расстройство вызывает клинически сильное угнетенное состояние или нарушения  в социальной, профессиональной, или других важных сферах жизнедеятельности.

H. Расстройство не связано с физиологическим действием веществ (например, лекарства, алкоголя) или другим заболеванием.

Одним из постоянных вызовов библейского душепопечения является то, как правильно реагировать на поведенческие науки и взаимодействовать с ними. Любой, кто работал с мужчинами и женщинами в вооруженных силах или службах экстренной помощи, то есть, с теми, кто чаще всего подвергается травмирующим событиям и, скорее всего, борется с ними, может подтвердить, что знает многих людей, у которых проявляются по крайней мере некоторые из симптомов, описанных выше в диагнозе DSM-5. Тот факт, что диагноз ПТСР в некоторой степени точно описывает людей, подвергшихся травмирующим событиям, указывает на то, что поведенческие науки могут быть полезны библейским душепопечителям на описательном уровне. Одной из задач специалистов в области поведенческих наук является наблюдение за человеческим поведением. Научные наблюдения, сделанные путем изучения тех, кто пострадал от травмы, могут предоставить полезную информацию.

Хотя мы можем извлечь пользу из таких описательных данных, библейским душепопечителям нужно осознавать влияние греха на эти наблюдения, а также на мотивы наблюдения или изучения конкретных симптомов. Эта реальность должна заставить нас скептически относиться даже к описательным данным наук о поведении. Светский мир тратит время и ресурсы на выявление людей, борющихся с травмирующими событиями. Принятие к сведению наблюдений (описательных данных) тех, кто изучал людей в вооруженных силах и службах экстренной помощи, и то, как они реагируют на травмирующие события и борются с ними, может быть полезным для библейских душепопечителей. 

«Я не хотел бы, чтобы у читателей сложилось впечатление, будто я пренебрежительно отношусь к науке; скорее, я считаю её полезным дополнением к библейским изысканиям, помогающим иллюстрировать истины Писания и добавлять конкретики к общим положениям, а также вскрывать ошибочность некоторых трактовок библейских текстов, указывая тем самым на необходимость внимательнее изучать Писание. Однако следует сознавать то, что в психиатрии наука дала обширную почву для распространения запутанных теорий, в которых не оставлено место Богу». Джей Адамс, «Мудрый душепопечитель» (Grand Rapids: Zondervan, 1986) . 

Подобного рода наблюдения должны помочь нам осознать, что церковь призвана быть готовой уделять внимание травмирующим событиям, происходящим не только с теми, кто служит в вооруженных силах и службах экстренной помощи, но и с теми, кто имеет дело с травмирующими событиями не так часто. Многие из таких людей находятся в наших церквях и общинах.

Проблема с поведенческими науками заключается в том, что они выходят за рамки только лишь описания и наблюдения, пытаясь решить наблюдаемые проблемы. В случае с ПТСР, хотя наблюдения могут быть полезными, рекомендации противоречат библейскому учению. Теории в поведенческих науках включают в себя не только наблюдения за людьми — они также устанавливают методы обращения с такими людьми. Важно отметить, что метод не является нейтральным, поэтому нам следует избегать попыток «проанализировать» некоторые «подходящие или приемлемые» техники психологического предписания. Существует множество конкурирующих теорий, и нет единого мнения относительно того, какая предписывающая теория является лучшей или наиболее эффективной.

В 1980 году ПТСР было включено в качестве диагноза в «Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам» (DSM-III) Американской психиатрической ассоциации. Джеффри Митчелл написал в 1983 году статью в «Journal of Emergency Medical Services», в которой представил идею дебрифинга (анализа стресса, «разбора полетов») при критических инцидентах. Митчелл и Джордж С. Эверли-младший основали международный фонд стресса при критических инцидентах и начали предлагать формализованное обучение тому, что стало известно как «управление стрессом при критических инцидентах» (CISM). Этот подход к борьбе с ПТСР и попыткам его предотвратить был ориентирован в первую очередь на аварийно-спасательные службы, но затем его расширили, разработав занятия для предприятий, школ и авиакомпаний. CISM стал основным элементом в службах экстренной помощи, его часто предлагали или предписывали тем, кто отвечал на тревожные звонки. Это привело к созданию организации, известной как Международный фонд стресса при критических инцидентах (ICISF), которая обеспечивает обучение по модели Митчелла. Аналогичный подход к обращению с жертвами был разработан Национальной организацией помощи жертвам (NOVA). Оба подхода до сих пор широко используются. В 2003 году Брайан Бледсо написал статью в другое издание, в которой недвусмысленно заявил, что CISM неэффективен. Он процитировал исследование, которое показало, что дебрифинги в лучшем случае нейтральны, но могут также привести к тому, что ПТСР у человека может продлиться.

Бледсо рекомендовал, чтобы вместо дебрифинга работникам служб экстренной помощи оказывалась первая психологическая помощь. Он предложил, чтобы первая психологическая помощь включала в себя выслушивание проблем, выражение сострадания, оценку потребностей, обеспечение удовлетворения основных физических потребностей и предотвращение дальнейшего вреда. В 2006 году подразделение Департамента по делам ветеранов разработало официальную программу помощи людям с ПТСР под названием «Первая психологическая помощь». ICISF и NOVA продолжают предлагать обучение и представлять исследования для защиты эффективности своих подходов.

Даже этот краткий обзор важных исследований показывает, что в мировой оценке того, что называется ПТСР, существуют разногласия и меняющиеся точки зрения. Описательное исследование может быть полезным, но предписывающие рекомендации относительно того, как лечить тех, кто страдает от травмирующих инцидентов, не унифицированы. Среди практиков и исследователей в этой области продолжаются споры о том, что эффективнее — CISM или первая психологическая помощь. В конце этой статьи будет представлена библейская модель кризисного консультирования, которая позволит библейскому душепопечителю эффективно служить тем, кто страдает от травмы.

Воспоминания

Воспоминания являются важной частью ПТСР. Это можно увидеть в критериях DSM-5 и в основных наблюдениях за людьми, пережившими травматические события. Исследования воспоминаний и ПТСР выявляют ряд теорий. Национальный институт здравоохранения провел исследование, целью которого было определить, были ли нарушения памяти после травмирующего события вызваны ПТСР, или есть ранее существовавшие нарушения памяти, которые служат фактором риска развития ПТСР после травматического воздействия. Вывод исследования заключался в том, что, вероятно, дисфункция памяти является как ранее существовавшим риском, так и следствием расстройства.

В статье Натана Ленца в «Psychology Today» от 2016 года рассказывается об исследовании, в котором испытуемым показывали видео с графическими изображениями сцен травмирующих событий, удалив некоторые сцены и оставив пробелы в деталях. Участники набрали хорошие баллы за распознавание и запоминание сцен, которые они видели, но многие также «узнавали» сцены, которых не видели. Некоторые из участников эксперимента, сообщили о симптомах, похожих на ПТСР, хотя они всего лишь смотрели видео. В другом исследовании Карим Надер, нейробиолог из Нью-Йоркского университета, вводил крысам некое химическое вещество, препятствующее синтезу определенного белка, чтобы заставить крыс забыть их «воспоминания». Это исследование породило некоторые (самоуверенные) ожидания, что в недалеком будущем можно будет разработать таблетку, помогающую людям забыть о беспокоящих их мыслях.

Хотя диагностические критерии DSM содержат описательные данные, действительно ли человек, отвечающий критериям диагноза ПТСР, страдает психическим расстройством? Есть ли лучшее библейское описание или определение? Наконец, возможно ли, что человек, отвечающий диагностическим критериям, может не иметь нарушений, а демонстрировать нормальную реакцию на травму? Хотя ПТСР является общепринятым термином, его широкое использование в библейском душепопечении может привести к нежелательному эффекту, когда человек, перенесший травмирующее событие начнет считать себя жертвой. Это убеждение может затмить собою нормальные реакции на серьезную травму. Вместо того, чтобы сосредотачиваться на ПТСР, следует сосредоточиться на том, угождает ли христианин Богу и повинуется ли Его Слову.

По определению, те, кто борется с симптомами ПТСР, пережили травмирующее событие. Этот факт может создать трудности для желающих помочь, поскольку они задаются вопросом, компетентны ли они. Тем, кто испытал небольшую травму в своей жизни, легко сделать вывод, что людям нужна помощь от того, кто пережил подобное или же прошел специальную подготовку. Из-за отчётливости и серьезности плохих воспоминаний те, кто хочет помочь, могут чувствовать себя неуверенно. Распространенной ошибкой людей, плохо знакомых с библейским душепопечительством, является то, что они позволяют проблеме или опекаемому затмить собою истину о достаточности Божьего Слова.

Фокус на человеке или проблеме, а не на Боге и Его Слове, является большим искушением. Помощь людям, которые борются с действительно травмирующими ситуациями, может отвлечь даже самого опытного библейского душепопечителя от задачи служения Словом. Вместо этого возникает искушение сосредоточиться на ситуации и обстоятельствах, в которых находится опекаемый. Когда библейские консультанты помогают людям справиться с плохими воспоминаниями о травме, важно помнить, что независимо от того, насколько ужасна травма, в Слове Божьем есть ответы. Под руководством Святого Духа душепопечитель может дать ответы, руководство, мудрость и утешение через Писание.

Несмотря на то, что воспоминания, возникающие в результате травмы, имеют большое значение и могут стать доминирующими в жизни человека, Писание учит, что люди не бессильны перед своими мыслями, и что христианам дана возможность пленять все помышления в послушание Христу. Основываясь на этой истине, библейские душепопечители не только помогут опекаемому понять, что он может пленить свои мысли, но и научат его, как это сделать.

Это проблема сердца

Воспоминания могут быть очень сложными и иметь сильное влияние на переживших травму людей, поэтому не следует преуменьшать значение воспоминаний. Однако же они могут отвлекать наше внимание от реальной проблемы. Как сказал Генри Брандт, «сердце проблемы — это проблема сердца». Опекая тех, кто борется с воспоминаниями, связанными с травмой, душепопечитель должен быть осторожен в том, чтобы сосредотачиваться в первую очередь не на травмирующем событии или воспоминаниях, а на Боге и Его Слове. 

Травмирующие воспоминания могут отвлекать от Бога и Его Слова. Травмирующее событие и воспоминания очень важны, и часто опекаемым требуется интенсивная поддержка. Библейский душепопечитель должен воспользоваться тем, что он является частью церкви. Церковь – это тело, и пока душепопечитель работает над тем, чтобы служить опекаемому через Слово Божье, другие члены тела призваны помогать, служить и ободрять опекаемого. Это освободит душепопечителя для того чтобы вместе с опекаемым сосредоточиться на его сердечных проблемах.

Помощь людям, борющимся с плохими воспоминаниями, должна выходить за рамки комнаты для консультаций и формального библейского душепопечения. Необходимо привлекать других членов церкви с целью служения не только личности в её полноте, но зачастую его или ее семье. Хотя основная роль библейских душепопечителей состоит в том, чтобы с любовью противостать тем, кто согрешил, и призвать их к покаянию, они также понимают, что в падшем мире люди могут столкнуться с серьезными кризисами, не являющимися прямым результатом их личного греха (Иов 1–3). В таких случаях библейские душепопечители целеустремленно и терпеливо идут рядом, служат, любят, ободряют и помогают страждущим, призывая других в церкви помогать, используя свои дары и полномочия. Существуют серьезные эмоциональные, физические и духовные вызовы, сопровождающие служение тем, кто пережил травму. Привлечение других членов церкви для помощи библейскому душепопечителю может быть очень полезным для процесса душепопечения.

Назвать нормальное нормальным

Основной задачей помощи людям после травмирующих событий является нормализация их мыслей и эмоций. Культура поощряет людей, имеющих как незначительные, так и серьезные проблемы, искать диагноз с целью понимания того, с чем этим людям приходится бороться. Диагноз также считают основой для выздоровления от проблемы. Такое акцентирование на диагнозе привело к чрезмерной диагностике, что негативно повлияло на психиатрию. В разгар диагностической инфляции, распространенной в психиатрии, понятие нормального было утеряно. По моему опыту служения людям с травмами, только меньшинство людей, которые борются со значительными травмирующими событиями, имеют постоянные проблемы, требующие долгосрочной интенсивной помощи. Большинство людей нуждаются в ободрении и поддержке, а также в уверенности в том, что то, что они переживают, нормально. Например, было бы более тревожно, если бы кто-то, кто пережил событие, подобное тем, которые были упомянуты в начале этой статьи, не боролся с воспоминаниями об этом событии. Когда происходит что-то необычное, особенно такое серьезное, как травма, естественной реакцией является попытка понять проблему, почему это произошло и может ли это произойти снова. Вполне естественно — пытаться в этом разобраться.

Подполковник Дэйв Гроссман тренирует военных и сотрудников правоохранительных органов, чтобы помочь им подготовиться к трудностям, характерным для их работы. Самая большая проблема, с которой они могут столкнуться, заключается в том, что им, возможно, придется лишить кого-то жизни. Исследование Гроссмана об убийстве (он называет его киллологией) и его книги «Об убийстве» и «О бое» представляют информацию о типичных физиологических и психологических реакциях людей на убийство в частности, и на травму в целом. Его цель — помочь военным и сотрудникам правоохранительных органов подготовиться к неблаговидной возможности лишить кого-то жизни, а также помочь им осознать вероятные реакции, которые они могут иметь до, во время и после такого события. В книге «О бое» он обращается к проблеме воспоминаний и ПТСР. В первую очередь он подчеркивает, что можно быть вовлеченным в травмирующее событие и не страдать ПТСР. Это же мы можем видеть и в истории, поскольку Ветхий Завет содержит примеры многих людей, которые регулярно подвергались травмирующим событиям и, по-видимому, не страдали изнурительными симптомами. 

Миллионы военнослужащих столкнулись с ужасными и повторяющимися травмами во время Второй мировой войны, но у подавляющего большинства из них не развились симптомы того, что сейчас называют ПТСР. У них, возможно, были различные трудности, но большинство из них смогли справиться с ними. Чтобы помочь людям это понять, Гроссман использовал пример женщины, которая была замужем пятьдесят лет, когда умер ее муж. Женщине требуется время, чтобы осознать реальность утраты мужа, ведь у нее были десятилетия воспоминаний, привычек и общения. Какое-то время она может безудержно плакать, когда его имя упоминается в разговоре, и она может даже готовить ему место за столом на протяжении несколько дней после его смерти. Библейские душепопечители должны признать и понять, что ей потребуется время, чтобы приспособиться к реальности смерти мужа после многих лет брака.

Гроссман подчеркивает тот факт, что травматическое событие может оказать аналогичное значительное влияние на чью-либо жизнь, и что потребуется время, для того чтобы приспособиться к реальности, в которой произошла травма. Гроссман утверждает, что существует много нормальных, ожидаемых реакций на травму, включая повторное переживание или проживание события. Людям нужно помочь не только осознать, что воспоминания о травмирующем опыте нормальны, но и научить, как и что делать, если у них возникнут эти воспоминания.

Помощь с воспоминаниями: основы

Библейские душепопечители уникально подготовлены к тому, чтобы научить людей, что делать, когда у них есть воспоминания о травмирующем событии. Признавая нормальным тот факт, что у них есть такие воспоминания, душепопечитель должен прежде всего обратить внимание на важность прочного фундамента для жизни опекаемого.

Травматические события и стресс, который их сопровождает, влияют на жизнь и разрушают ее. Меняется расписание, корректируются приоритеты, возникают новые вопросы. Такие сбои и перемены часто могут негативно сказаться на отношениях человека с Богом. До или во время обучения тому, как справляться с воспоминаниями, душепопечитель должен напомнить опекаемому о самом важном аспекте христианской жизни. В 22-й главе Евангелия от Матфея Иисус отвечает на вопрос и ясно учит тому, что является самым важным в жизни:

«Учитель! какая наибольшая заповедь в законе? Иисус сказал ему: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки» (Мф. 22:36–40)

Божье Слово ясно указывает на фундаментальные приоритеты христианина. Даже в условиях травмы и кризиса библейские душепопечители должны с любовью напоминать опекаемым о том, что главными отношениями в их жизни должны быть отношения с Богом. До того, как начать решать проблемы плохих воспоминаний, душепопечителю важно задавать опекаемому вопросы о состоянии его отношений с Богом и давать ему практические домашние задания.

Любовь к Богу не останавливается на простом признании ее важности. Она должна быть воплощена в повседневной жизни. Большинство христиан могут правильно ответить на вопрос: «Какая заповедь, по словам Иисуса, была самой важной?», но они никогда не задумывались о том, что значит проявлять любовь к Богу в повседневной жизни. Многие даже не учитывают того, что эта заповедь является повелением. Не повиноваться Ему — грех. Что значит любить Бога всем сердцем, душой и разумом? Как приверженность человека соблюдению Великой Заповеди влияет на его реакцию, когда он сталкивается с кризисом, депрессией, «выгоранием» или непреодолимым горем? Душепопечители должны помогать опекаемым вырабатывать ежедневное практическое применение любви к Богу всем сердцем, душой и разумом. Домашние задания, сосредотачивающие внимание опекаемого на Боге, являются жизненно важными. Такие задания включают изучение Библии, целенаправленную молитву и ведение духовного дневника.

В подходящее время душепопечитель также должен призвать опекаемого с молитвой подумать о том, как выглядит его практическая любовь к ближнему. Что значит любить ближнего, даже несмотря на плохие воспоминания о травме? Что, если любовь к ближнему требует от опекаемого личной жертвы? По мере того, как опекаемый растет, эти и другие вопросы можно решать в рамках процесса душепопечения, поскольку душепопечитель помогает опекаемому найти ответы в Священном Писании.

Помощь с воспоминаниями: обучение

Одной из основных задач библейского душепопечителя является обучение. Писание содержит огромный кладезь мудрости, подходящий для консультирования людей, которые борются с плохими воспоминаниями. По крайней мере, после того, как вы начнете обращаться к основополагающим вопросам, представленным Иисусом в Евангелии от Мф. 22, следует рассмотреть следующие моменты библейского учения.

Даже для зрелых верующих нет ничего необычного в том, что они задают вопросы о Боге после того, как пережили серьезную травму. После ознакомления с учением Иисуса «. . . возлюби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем разумением твоим», вполне естественно спросить опекаемого о его или ее понимании Бога после травмирующего события. Заповедь Иисуса любить Бога — хороший способ для душепопечителя обратиться к богословию опекаемого, его пониманию Бога. В контексте травмы Пс. 139 может быть особенно подходящим для задачи душепопечения, поскольку он раскрывает Божью любовь, Его суверенитет, Его знание и Его сложное для понимания участие в нашей жизни. Псалом достаточно длинный, поэтому его можно использовать на протяжении всего периода консультирования, он может быть полезен также для того, чтобы показать важность работы со своим сердцем.

Душепопечитель может использовать также Пс. 22, как очень знакомое всем место Писания, чтобы через понимание значимости Бога как любящего Пастыря говорить с опекаемым о его травме и вызванных ею воспоминаниях.

Понимание опекаемым того, что он не бессильная жертва своих тяжелых воспоминаний, — очень освобождающее учение, которое библейский душепопечитель может предложить человеку, борющемуся с плохими мыслями после перенесенной им травмы. Библия учит, что верующие могут пленить любую мысль (2 Кор. 10:5б), и это одновременно и удивляет, и ободряет опекаемых. Идея пленения мыслей в послушание Христу представлена ​​в контексте духовного оружия (2 Кор. 10:3–5а), поэтому, помогая опекаемому научиться процессу пленения мыслей, душепопечитель может познакомить его с учением о всеоружии Божьем в Еф. 6:10–17. Обучение конкретным способам пленения мыслей, основанное на истинах из Еф. 4:22–24, поможет вселить надежду, а также послужит фокусом работы для опекаемых. Это выходит далеко за рамки усилий, предпринимаемых большинством людей, для того чтобы избавиться от навязчивых мыслей. Идея отложить мысли, обновиться в духе ума и обрести новые мысли, прославляющие Бога, может позволить душепопечителю направлять и поддерживать опекаемого в том, как он или она работает, с Божьей помощью, над преодолением воспоминаний.

Методы могут включать в себя сознательную и молитвенную замену мыслей Священным Писанием, музыкой, которая прославляет Бога, молитвой, общением с другими или интенсивными беседами с душепопечителем или другими зрелыми верующими, которые знают о ситуации. В зависимости от серьезности симптомов и от того, насколько свежа или серьезна травма, важно также убедиться, что опекаемый не проводит длительное время в одиночестве, когда ему нечем заняться. Напоминаем, что в служении и обучении после травмирующих ситуаций должны участвовать несколько человек из церковной общины, чтобы помогать душепопечителю.

Основная задача и цель служения людям, у которых есть воспоминания о травме, состоит в том, чтобы помочь им отвлечься от травмы и от самих себя. Важно напомнить им, что у них есть надежда. Послание к римлянам 8:28,29 может помочь им увидеть, что Бог из зла извлекает добро, а именно, что они станут более похожими на Христа. Послание к римлянам 15:4 связывает надежду с Писанием, и это также хороший отрывок для изучения. Как упоминалось ранее, Библия — это сокровищница мудрости, помогающая тем, кто борется с плохими воспоминаниями, возникшими в результате травмы. Рекомендации в этой статье призваны служить иллюстрациями и советами, направленными на то, чтобы помочь другим библейским душепопечителям стать уверенными и компетентными в помощи людям в их очень сложных ситуациях.

Помощь с воспоминаниями: модель А

В сентябре 1999 года вооруженный преступник прервал собрание «Увидимся на полюсе» (SYATP) в баптистской церкви Веджвуд в Форт-Уэрте, штат Техас. Он убил семерых человек и семерых ранил. Мне предоставилась возможность послужить многим людям после этого травмирующего события. По окончании служения я с моим коллегой доктором Дэвидом Пенли стали исследовать Писание, чтобы больше узнать о служении Словом в условиях травмы и кризиса. Была разработана модель служения, которая может быть полезна в качестве общей схемы для библейских душепопечителей, помогающих людям в их борьбе с плохими воспоминаниями из-за перенесенной травмы.

Модель представлена ниже.

Основание. Эффективное библейское служение тем, кто пострадал от травмы, должно строиться на четырех основополагающих принципах.

Служение должно быть:

  • Библейским. То есть оно должно быть сосредоточено на прославлении и почитании Бога (1 Кор. 10:31) и признавать, что Писания  достаточно для служения тем, кто имеет дело с травмой и что подход, основанный на Библии, превосходит любой из мирских подходов. Библейское душепопечение признает и целенаправленно преследует высшие, вечные ценности евангелизации для заблудших и ученичества — для спасенных, учитывая при этом людей и контекст.
  • Основанным на отношениях. Библейское служение фокусируется на отношениях — как на любви к Богу, так и на любви к ближнему (Мф. 22:36–40). Отношения с теми, кому служат, — это не отношения профессионал–клиент, а скорее отношения наставничества, построенные по примеру, данному Иисусом.
  • Всеобъемлющим. В центре внимания библейского душепопечения находится служение всему человеку. Если человеку нужна еда, одежда или кров, душепопечитель призван сделать все возможное, чтобы обеспечить его, во имя Иисуса.
  • Практическим. Библейская помощь практична, бросает вызов, иногда запутана, но не прячется за якобы полезными банальностями. Это не «возьмите два места Писания и позвоните мне утром».

Инструменты служения пострадавшим от травмы. На этих принципах основаны пять видов деятельности в служении по оказанию помощи людям в кризисе. Это: проявлять сострадание, слушать, служить, проповедовать Писание и молиться. Когда вы будете читать краткое описание каждого из этих видов деятельности служения ниже, примите во внимание четыре вышеприведенных основополагающих принципа (библейский, основанный на отношениях, практический, всеобъемлющий).

Проявление сострадания. Жизнь Иисуса дает нам пример истинного сострадания. Он покинул Небеса, чтобы ходить среди людей. Он увидел людей и осознал их нужду. Он был движим состраданием и любовью. Он действовал, чтобы помогать.

И Слово стало плотию и обитало с нами… Ин. 1:14

Видя толпы народа, Он сжалился над ними, что они были изнурены и рассеяны, как овцы, не имеющие пастыря. Мф. 9:36

И, выйдя, Иисус увидел множество людей и сжалился над ними, и исцелил больных их. Мф. 14:14

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, Отец милосердия и Бог всякого утешения, утешающий нас во всякой скорби нашей, чтобы и мы могли утешать находящихся во всякой скорби тем утешением, которым Бог утешает нас самих! 2 Кор. 1:3,4

Радуйтесь с радующимися и плачьте с плачущими. Рим. 12:15

Слушанье. Божье Слово учит нас, что слушать мудро. Пример Иисуса показывает, что умение задавать вопросы — это часть эффективного слушания. Чтобы слушать, требуется время и готовность смиренно воздерживаться от того, чтобы перебить собеседника, высказав собственное мнение или дав поспешный совет. Когда мы слушаем и задаем вопросы, нашей целью должно быть — привести человека к библейской надежде.

И когда они разговаривали и рассуждали между собою, и Сам Иисус, приблизившись, пошел с ними. Но глаза их были удержаны, так что они не узнали Его. Он же сказал им: о чем это вы, идя, рассуждаете между собою, и отчего вы печальны? Один из них, именем Клеопа, сказал Ему в ответ: неужели Ты один из пришедших в Иерусалим не знаешь о происшедшем в нем в эти дни? И сказал им: о чем? Лк. 24:15–19а

Итак, братия мои возлюбленные, всякий человек да будет скор на слышание, медлен на слова, медлен на гнев. Иак. 1:19

Кто дает ответ, не выслушав, тот глуп, и стыд ему. Пр. 18:14

Служение. Пример служения Иисуса напоминает нам о том, что для нас не должно существовать слишком грязной работы. Как Христос омыл ноги ученикам, так и мы должны быть готовы служить тем, кого опекаем. Наше служение не может ограничиваться советом, оно должно быть комплексным, включая практическое служение, такое как предоставление еды, жилья, транспорта, ухода за детьми и т.п.

Вы называете Меня Учителем и Господом, и правильно говорите, ибо Я точно то. Итак, если Я, Господь и Учитель, умыл ноги вам, то и вы должны умывать ноги друг другу. Ин. 13:13,14

Самарянин же некто, проезжая, нашел на него и, увидев его, сжалился и, подойдя, перевязал ему раны, возливая масло и вино; и, посадив его на своего осла, привез его в гостиницу и позаботился о нем. Лк. 10:33,34

Будьте страннолюбивы друг ко другу без ропота. Служите друг другу, каждый тем даром, какой получил, как добрые домостроители многоразличной благодати Божией. 1 Петр. 4:9,10

Проповедь Писания. Служение Писанием начинается с примера Иисуса, который показывает людям истину Божьего Слова и правду об их обстоятельствах. Каждая кризисная ситуация уникальна, и поэтому подход, который мы используем, служа Писанием, будет разным. Иногда мы должны служить прямыми заповедями из Писания. Иногда мы служим Писанием, рассказывая истории из Библии. В других случаях мы можем поделиться утешением, которое нашли на страницах Писания. Не забывайте направлять людей к надежде, содержащейся в Писании.

Молитва. Жизнь Иисуса ярко показывает важность молитвы в жизни и служении. Молитва жизненно важна до, во время и после служения. Молитесь за тех, кому вы служите. Молитесь с людьми, которым вы служите. Молитесь с теми, кто служит вместе с вами, и за них. Просите о молитвенной поддержке у других людей.

И, отпустив народ, Он взошел на гору помолиться наедине; и вечером оставался там один. Мф. 14:23

И сказал Господь: Симон! Симон! се, сатана просил, чтобы сеять вас как пшеницу, но Я молился о тебе, чтобы не оскудела вера твоя. Лк. 22:31,32а

Братия! молитесь о нас. 1 Фес. 5:25

Признавайтесь друг пред другом в проступках и молитесь друг за друга, чтобы исцелиться: много может усиленная молитва праведного. Иак. 5:16

Применение модели

Эта модель не предписывает формул и готовых ответов тем, кто имеет дело с травмой. Эффективное использование модели требует глубокого понимания Божьего Слова и того, как применять его к жизненным обстоятельствам. Это требует молитвенной чуткости к водительству Святого Духа. Научитесь полагаться на Божье Слово и учить этому других, когда у вас есть возможность послужить тем, кто переживает травму.

Заключение 

Первая история, рассказанная в начале статьи, была взята из моего опыта, когда я служил полицейским после стрельбы в средней школе Санта-Фе. В течение недели я смог использовать вышеуказанную модель с различными полицейскими, включая помощника начальника, и увидеть, как начался процесс исцеления. Обсуждались воспоминания, открывалось Священное Писание, а Божий народ ободрял людей. Второй рассказ повествует о травмирующем событии, случившемся с моими невесткой и внуками. Эти истории были приведены в пример, чтобы дать представление, особенно тем, у кого нет большого опыта служения людям, попавшим в травмирующие ситуации, насколько важным и сложным может быть такое служение. Все участники этих историй выросли из своей травмы. Были проблемы (как и должно быть) и проблемы с воспоминаниями (как и следовало ожидать), но они не стали изнурительными. Им помогали верующие и члены семьи, которые слушали, молились, любили, служили, были терпеливы и помогли им увидеть Бога посреди испытаний. Они не изолировали себя и сосредоточивались не на ситуации, а на Боге. Они реагировали соответствующим, нормальным (хотя и уникальным) образом на травму и опыт роста.

Библии действительно достаточно для служения тем, кто пострадал от травмы, и я надеюсь, что эта краткая статья побудит читателей подготовиться и искать возможности для служения тем, кто пережил травму. Библейские душепопечители обладают уникальной квалификацией для оказания помощи людям, перенесшим травму, и должны использовать такие возможности, чтобы проявить Божью любовь и служить Его Словом.

Ссылка на первоисточник: https://biblicalcounseling.com/resource-library/essays/ptsd-memories-and-biblical-counseling/

(1)

Комментарии

Добавить комментарий