Жизнь как история (отрывок из книги „На перекрестке: там, где пересекаются жизнь и Писание“)

crossroad

В служении ближним легко сосредоточиться на «кусочках» и отрывках, на словах и действиях, очевидных для других людей. Вот она раскричалась на своих детей; он связался с проституткой; она сжульничала на экзамене по математике; он самоотверженно помогал местному приюту для бездомных, не жалея времени и денег; она давно с ним не разговаривает; он встретил известие о скорой смерти с достоинством и надеждой. Однако на какой повествовательной основе закреплены эти «кусочки и отрывки»? Как и в случае с Библией, из деталей нашей жизни складывается единое целое. Несмотря на разнообразие мыслей, поступков, чувств, слов, обстоятельств и отношений, из которых складывается наша жизнь, все же можно проследить определенные закономерности. В жизненных историях всегда имеется какое-то направление.

У каждого из нас есть некоторое представление (пусть даже неосознанное) о том, как различные аспекты нашей жизни — самоопределение, отношения с Богом и людьми, переживания, события — связаны друг с другом, как они придают смысл и цель жизни (так, кризис среднего возраста можно объяснить как переоценку основной истории(-й), которая до этого момента придавала жизни цель и смысл, а иногда и отказ от такой истории. — Перев.). У нас всегда есть система координат для осмысления своего опыта, так сказать Полярная звезда, по которой мы ориентируемся в жизни.

В этом смысле у каждого есть своя история. Не просто история, которую можно рассказать, а история (либо несколько историй) жизни, сюжетная линия, которая развивается в каком-то направлении. Можно использовать другой образ: из деревьев получается лес. Если смотреть на детали (деревья) и не обращать внимания на общее (на лес), можно заблудиться. Применительно к служению, это означает, что можно заблудиться в подробностях чьей-то жизни, но так и не дать человеку библейскую карту, которая позволит сориентироваться, найти правильное направление и определить конечную цель путешествия.

Один из ключевых навыков терапевта — установление истории болезни пациента. Это означает интенсивный и экстенсивный опрос пациента по таким вопросам:

1) симптомы, которые привели его к врачу или в больницу (история текущего заболевания);

2) история ранее перенесенных заболеваний;

3) случаи заболевания в семье;

4) социальная история, включая употребление табака, алкоголя и наркотиков;

5) употребление лекарственных препаратов;

6) комплексный опрос — исчерпывающий перечень вопросов о состоянии прочих систем организма, кроме отмеченной (отмеченных) в текущей истории болезни.

После такого структурированного опроса следует объективный осмотр и, возможно, несколько диагностических обследований.

И вот здесь следует крайне важный вопрос, какой диагноз можно предположить на основании выявленных подробностей? На какую мысль наталкивают полученные сведения? Неверно определенные симптомы в истории пациента могут привести к запоздалому или неверному диагнозу, что может привести к запоздалому или неверному лечению. Цель составления истории болезни не в том, чтобы собрать перечень разрозненных сведений, а в том, чтобы определить медицинский сценарий (или сценарии), которые лучше всего объясняют выявленные симптомы. Это позволяет терапевту назначить самое подходящее лечение.

Точно так же, если мы хотим действительно помогать ближним, мы должны внимательно их слушать и улавливать закономерности, которые прослеживаются в рассказанных ими историях. В таком случае мы сможем понять, как донести до них животворящее Евангелие. То, как люди объясняют особенности своей жизни, помогает в общем понять историю (или истории), которая определяет их повседневное существование.

 

Мировоззренческие вопросы

При обсуждении человеческой жизни как истории можно исходить из того, что каждый человек (или каждое сообщество) сознательно или бессознательно задается вопросами о смысле жизни и отвечает на эти вопросы. То, как мы отвечаем на эти вопросы, характеризуют наше мировоззрение, наше восприятие действительности. Ответы на эти вопросы есть и в Библии. Она призывает нас жить в свете библейского мировоззрения, в свете истинной истории мира. Можно сказать, что появление у нас таких вопросов свидетельствует о том, что мы — носители образа Божьего. Но, поскольку мы павшие, искалеченные носители Его образа, мы отвечаем на такие вопросы иначе, чем предполагает библейское повествование. Об этом мы поговорим позже.

Брайан Уолш и Дж. Ричард Миддлтон предлагают четыре основных мировоззренческих вопроса [1]:

1. Где мы? Иначе говоря, какова природа мира, в котором мы живем?

2. Кто мы? Иначе говоря, какова природа и сущность человека?

3. Что не так? Иначе говоря, почему в мире (и в моей жизни!) царит такой беспорядок?

4. Что делать? Иначе говоря, как можно решить эти проблемы?

В этих вопросах — и в наших на них ответах — заключается словесная основа нашей жизни. Исходя из них, мы объясняем происходящие в нашей жизни события — от повседневных (в холодильнике нет молока, чтобы добавить в кашу на завтрак) до ужасных (гибель ребенка в автокатастрофе). Они определяют наше представление о себе и об окружающих людях. Они определяют наше представление о том, какую жизнь можно считать прожитой не напрасно (и даже какие мгновения можно считать прожитыми не напрасно). Они определяют наши убеждения, чувства и решения, которые мы принимаем каждый день. У каждого человека есть такая общая история, в согласии с которой он живет изо дня в день (это не означает, что у нас нет таких историй, которые в то или иное мгновение становятся более важными! — Перев.). Каждый человек пытается осмыслить жизнь с помощью тех понятий, которые считает определяющими для себя. Действительность никогда не предстает перед нами в чистом виде, она всегда проходит через призму нашего восприятия. Вопрос в том, через какую призму мы будем смотреть? Какой историей, какими представлениями мы будем руководствоваться, чтобы понять наш мир и объяснить происходящее в нашей жизни? [2].

 

Литература

1. Brian J. Walsh and J. Richard Middleton, The Transforming Vision: Shaping a Christian World View (Downers Grove, IL: IVP, 1984), 35. См. также Christopher J. H. Wright, The Mission of God: Unlocking the Bible’s Grand Narrative (Downers Grove, IL: IVP Academic, 2006), 55.
2. Joel B. Green, «The (Re-)Turn to Narrative» in Narrative Reading, Narrative Preaching: Reuniting New Testament Interpretation and Proclamation, под ред. Joel B. Green and Michael Pasquarello III (Grand Rapids, MI: Baker Academic, 2003), 17.

 

Отрывок из книги «На перекрестке: там, где пересекаются жизнь и Писание» © Издательства «Тюльпан».

Print Friendly, PDF & Email
Майкл Эмлет

Об авторе Майкл Эмлет

Магистр богословия, доктор медицины, советник и преподаватель Фонда христианского психологического консультирования и образования (CCEF), Гленсайд (Пенсильвания).
Запись опубликована в рубрике Книжная полка. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.