Жан Кальвин: жало во плоти

calvinДля многих людей, этот человек и по сей день является непонятной личностью и яблоком раздора как в церквях, так и в различных богословских диспутах. Кальвин был человеком своей эпохи, которого не понимали и в свое время, и теперь. В серии «Огранка души» хочется обратить внимание на этого человека, который, проходя через большую физическую и душевную боль, продолжал быть плодоносной маслиной в царстве Божьем, подобно описанию благочестивого человека из первого Псалма.

И пусть эта малая доля жизни этого человека поможет многим служителям и простым детям Божьим не отчаиваться и не зацикливаться на себе, полагая, что им хуже всех. Но пусть все те, кто читает эти строки, кто испытывает боль от различных жизненных перипетий, продолжают трудиться для Господа, не унывая, но мужественно проходя через «горнило страданий», радостно неся свой крест во славу Божью, находя покой в Иисусе Христе.

Вся жизнь — разъяснение Святого Писания

Все, что он делал, сводилось к разъяснению Священного Писания. Жан был проповедником-экспозитором (от экспозиции Священного Писания. — Авт.). На протяжении своей жизни он написал комментарии ко всем книгам Нового Завета (за исключением Откровения) и к Пятикнижию, Псалмам, книгам Исаии и Иисуса Навина. Он прочитал множество лекций по Писанию (большая часть этих лекций была опубликована в виде комментариев) и проповедовал по 20 раз в месяц. Все работы Кальвина были одним большим разъяснением Библии. Дилленбергер сказал: «Кальвин рассматривал всю свою богословскую деятельность как разъяснение Святого Писания» [1, с. 14]. В своем предсмертном завещании Жан Кальвин написал: «Я старался в своих проповедях, письменных трудах и комментариях провозглашать Слово Бога во всей его целостности и чистоте и верно истолковывать Его Святое Писание» [1, с. 35].

В основе богословия Кальвина и его жизни — провозглашение величия Божьего и Его славы. Из всей деятельности по разъяснению Святого Писания самое главное место принадлежало проповеди. Эмиль Думерг, самый выдающийся биограф Кальвина (написавший шеститомную биографию Кальвина), стоя на кафедре Жана Кальвина (на конференции, посвященной 400-летию со дня его рождения), сказал: «Есть только один образ Кальвина, настоящий и подлинный, образ, который лучше всех других объясняет сущность этого человека. Этот образ — Кальвин, проповедник Женевы, созидающий своими словами дух реформатской веры XVI столетия» [2, p. xii].

Чтобы понять, Кальвин приступил к проповедованию по книге Деяний апостолов 25 августа 1549 года, а закончил в марте 1554. После книги Деяний апостолов он проповедовал по Посланиям к фессалоникийцам (46 проповедей) и коринфянам (186 проповедей), по пасторским посланиям (86 проповедей), Посланиям к галатам (43 проповеди) и ефесянам (48 проповедей) вплоть до мая 1558 года. Затем наступил перерыв: Кальвин серьезно заболел. Весной 1559 года он начинает проповедовать по синоптическим Евангелиям. Эту серию Кальвин не успел закончить по причине свой смерти в мае 1564 года. В течение этого периода он проповедовал каждую неделю по книгам Иова (159 проповедей), Второзакония (200 проповедей), Исаии (353 проповеди), Бытия и пр. [3, p. 83; 4, pp. 111, 112].

Однажды Кальвина изгнали из Женевы на три года по приказу городского совета, через три года по просьбе жителей он вернулся, так как не мог уклониться от призвания, которое, по его мнению, было возложено на него Богом. «Со скорбью, слезами, большой тревогой и отчаянием», — он говорит в предисловии к своим комментариям на книгу Псалмов. По своему возвращению он продолжил учить с того же отрывка, на котором был прерван три года назад.

Всю свою жизнь Жан Кальвин посвятил глубокому исследованию Писания. Он основал семинарию, воспитал более сотни французских проповедников. Эту семинарию прозвали «школой смерти», поскольку ее выпускники, возвращаясь во Францию, принимали мученическую смерть.

Его ревностное посвящение служению Богу показательно описано в письме к Фалесу (1546):

«За прошедший месяц, кроме проповедей и лекций, я практически не сделал ничего. Мне очень стыдно за свою бесплодную деятельность» [5, pp. 103, 104].

У каждого великого мужа Божьего, есть свое жало во плоти

Можно предположить, что таким успешным проповедником и богословом можно быть, когда в твоей жизни все хорошо и нет никаких забот и проблем. Но Кальвин был способен так продуктивно функционировать даже при том, что в его собственной жизни было множество проблем. Хандра, боль и страдания не сломали его, но истины Писания и верность Божья поддерживали его вопреки тяжелым обстоятельствам жизни.

Первый сын Жак умер через две недели после своего рождения, после чего Кальвин написал другу Вирету (1549):

«Господь нанес нам сокрушительный удар, забрав у нас нашего единственного ребенка. Однако наш Отец знает, что лучше для Его детей… Бог даровал мне маленького сынишку и забрал его назад. Однако у меня есть мириады детей во всем христианском мире!» [5].

Еще двое детей также умерли сразу после своего рождения. Его жена так и не поправилась и через 7 лет после смерти первого ребенка, она умерла от туберкулеза. Он остался в одиночестве. Он не женился повторно. Из его писем хорошо видно полное доверие Богу (Рим. 8:28). Так спустя какое-то время после смерти своей возлюбленной жены, Кальвин делился в своем письме к Вирету:

«Хотя смерть моей супруги чрезвычайно больно ударила по мне, все же я подавляю свое горе настолько, насколько это возможно с моей стороны… Я искренне переживаю необычайное человеческое горе. Ведь я оплакиваю наилучшую спутницу моей жизни, которая, если бы пришлось, добровольно разделила бы со мною не только все тяготы моего изгнания и жизни в бедности, но и саму смерть. На протяжении своей жизни она была прекрасным помощником в моем служении» [5].

Родственники присылали Кальвину своих детей, чтобы он продолжал о них заботиться. Были времена, когда в его доме на воспитании проживало 9 детей. Несмотря на это, он продолжал заниматься служением. Проповедовал каждый день недели и проводил изучение Библии несколько раз по воскресениям и каждую пятницу вечером. Посещал больных, проводил душепопечительскую работу и кроме всего прочего участвовал в руководстве Женевой.

Из биографии Кальвина видно, он никогда не был пропитан жалостью к самому себе, не видно, чтобы он жаловался, Кальвин никогда не был зациклен на самом себе, но всецело поглощен проповедью Слова для Божьей славы, возвеличиванием суверенитета Божьего и креста Христова. Несмотря на то что Кальвин был интенсивно задействован в служении, у него были большие проблемы с желудком, из-за чего он мог есть только раз в день. Кальвина мучали серьезные мигрени, боль утихала лишь при одноразовом питании [6, p. 104].

Также в одном из писем мы находим поразительное свидетельство о его необычной верности как пастора. Находясь в городе Ратисбонне, Кальвин получил весть о смерти от бубонной чумы Луиса Ричбурга, который, проживая в Страсбурге, был учеником одного из любимых сподвижников Кальвина — Клода Ферари. Услышав печальную весть, реформатор пишет письмо отцу Ричбурга, проживавшему в то время во Франции:

«Впервые услышав о смерти Шарля и вашего сына Луиса, я был до такой степени потрясен, что на протяжении многих дней не мог ничего делать, кроме как рыдать. Несмотря на Господню поддержку посредством тех средств, которыми Он укрепляет наши души во времена горести, все же среди людей я чувствовал себя ничтожеством… Мне казалось, что я наполовину мертв… Сын, которого Господь даровал вам лишь на определенное время, отошел назад к Нему. Вот почему нет никаких оснований для пустых и нечистых жалоб глупых людей: „О слепая смерть! О жестокая судьба! О неумолимые дочери судьбы!“… Но какую пользу я приобрел, спросите вы, имея сына, на которого я возлагал такие надежды, если Господь вырвал его из моих рук в пору его первого цветения? Как если бы Христос не приобрел Своей смертью превосходного владычества над живыми и мертвыми!.. Точно так же вы не можете считать, что потеряли сына навеки, ибо получите его назад во время благословенного воскресения в Божьем Царстве… Я также не настаиваю на том, чтобы вы попытались перестать горевать. Ибо в школе Христа мы не изучаем некую философию, которая учила бы нас отречься от общей человеческой природы, дарованной нам Богом, дабы из людей нам превратиться в камни» [5].

Джон Пайпер, исследуя жизнь и здоровье Кальвина, раскрывает картину его выносливости и поразительной работоспособности. В 1564 году, когда ему был 51 год, Кальвин написал своим докторам письмо. В этом письме он описал свои колики, харканье кровью, озноб и подагру, а также «невыносимые страдания» причиняемые геморроем. Но самую ужасную боль причиняли почечные камни. Эту боль было невозможно унять. Ни одно болеутоляющее снадобье не помогало:

«Они доставляют мне невыносимую боль… После ужасного напряжения и страшной боли я наконец-то извлек камень, облегчив в некоторой степени свои страдания. Но этот камень был так велик, что разорвал мочеиспускательный канал. Я потерял много крови. Кровоизлияние удалось остановить благодаря молочной инъекции» [1].

Прихоти и похоти XVI века

Параллельно с его физическими недугами, его жизни угрожали, однажды в него выстрелили 50 раз из аркебузы (большого ружья). Чтобы лучше понять контекст, в котором Жану Кальвину пришлось служить, приведем лишь несколько типичных моментов характерные для того времени. До того, как Кальвин приступил к своему служению в Женеве, закон позволял каждому мужчине иметь не больше одной любовницы [3, p. 29]. Хотя Кальвин и был пастором церкви Святого Петра, проповедовавшим на протяжении пятнадцати лет, все же среди членов церкви процветала сексуальная распущенность, с которой Жану Кальвину приходилось бороться на корню. Таким образом, французский реформатор подвергся опасности и со стороны народа. Люди не упускали удобного случая, чтобы посмеяться над ним и оскорбить его (в это время нередко случалось, что какой-нибудь женевец давал своему псу кличку «Кальвин»). Таким же образом он заработал себе большое количество врагов из-за сильного желания защищать евангельскую истину (или то, что он считал таковой). Кальвину также постоянно приходилось противостоять либертинцам, которые якобы исповедовали христианство, но вели безнравственный и распущенный образ жизни. Кальвину приходилось участвовать во многих диспутах с Римско-католической церковью, в переписке и вживую вести богословские дебаты, твердо отстаивая истины Священного Писания. Такой образ жизни он вел до самой смерти.

Подведение итогов

Как говорил Мак-Артур, не возможно этого человека просто так снять со счетов богословия. То, во что он верил, непосредственно вытекало из глубокого изучения Слова Божьего. Чтобы делаться судьей Кальвина необходимо хотя бы достичь такого же уровня посвященности, как он. По мнению Мак-Артура, Кальвина неправильно воспринимают в карикатурном и гипертрофированном свете. Однако, этот человек был одним из величайших служителей Божьих на земле за всю историю церкви. Такой человек достоин нашего доверия, поскольку он один из немногих, который так глубоко изучал Священное Писание и был его горячим приверженцем [7].

Именно Жан Кальвин ввел публичное образование для детей. Это был удивительный человек, продолжающий влиять на множество умов и по сей день. Его четырехтомный труд «Наставление в христианской вере» писался на протяжении 23 лет (1536–1559 гг.).

Кальвин умер 27 мая 1564 года (ему не исполнилось и 55), оставив после себя огромное литературное наследие, которое насчитывает 59 томов «Calvini opera quae supersunt omnia» и четыре тома «Supplementa calviniana», которые поразительным образом повлияли на преобразование всей Женевы. Но даже если бы он оставил после себя только такой выдающийся труд как «Наставление в христианской вере», он уже по праву мог бы называться главным богословом реформации. Эмиль Леонардо рассуждая о Жане Кальвине, сказал следующие слова: «Кальвину удалось создать новый человеческий тип — тип верующего реформатской церкви в Женеве».

Для того, чтобы достичь этой цели, французскому реформатору кроме врожденных способностей была необходима непоколебимая уверенность в выполнении своего духовного призвания — убежденность в том, что Бог доверил ему эту миссию. Кальвин выразил это в своем завещании, написанном за месяц до смерти:

«Бог даровал мне столько милости, что Он использовал меня и мой тяжелый труд для распространения и провозглашения истины Своего Евангелия» [8].

Один мой хороший знакомый глубоко убежденный православный христианин, однажды побывав в Женеве, в своем блоге поделился следующими размышлениями о жизни этого реформата:

«Кальвинизм — это не только богословское учение, но и стиль жизни. Суть его заключается в следующем: много работать, много изучать Священное Писание, не развлекаться, не тратить время зря… Бескомпромиссная честность, трудолюбие, скрупулезность, надежность, прямота, простота и точность — главные добродетели. Не удивительно, что Женева стала центром часового бизнеса, гордящегося производством самых точных часов в мире (с весьма и весьма нескромными ценами на них, надо заметить), и банковского дела» [9].

Жан Кальвин вошел в историю как значимая фигура, которая повлияла на развитие и становление реформации. Именно он своими мыслями и действиями дал новое дыхание идеям протестантизма.

Авторитет и влияние Кальвина, заключалось в том, что он, как показал Жан-Даниэль Бенуа, «от всей души был пастором», который отличался острым умом, а также необыкновенной работоспособностью, неподкупной настойчивостью и, наконец, харизмой, которой слишком часто пренебрегают наши современники [8].

Самоотречение любого человека не будет полным и правильным, если он не подчинился целиком Господу и не желает угодить Ему всей своей жизнью. Но, если мы будем поступать таким образом, тогда в любых жизненных обстоятельствах не будем жалеть себя или ложно винить Бога за свою несчастную судьбу [10].

То, что меня восхищает в жизни Жана Кальвина, — это полная посвященность Богу, верность Святому Писанию и нерушимое постоянство в служении Господу, вопреки всем его скорбям и тяготам жизни, с которыми ему довелось встретиться. Он тот, кто поистине стремился жить для Славы Божьей, и его жизнь и фундаментальные труды являются тому подтверждением.

Таким образом, подводя итог беглому обзору жизни выдающегося богослова Жана Кальвина можно сделать следующие наблюдения (выводы):

1. Когда вы переживаете тяжелые времена в вашей жизни, не зацикливайтесь на себе и своей проблеме. Не позвольте саможалости поработить вашу волю и отвратить ваш взгляд со Христа, в котором больше всего нуждается наша душа особенно в такие времена. Ищите утешение в Нем.

2. Благодати Христовой предостаточно для каждого, Его сила совершается в нашей немощи. И как утверждал апостол Павел: «Посему я благодушествую в немощах, в обидах, в нуждах, в гонениях, в притеснениях за Христа, ибо, когда я немощен, тогда силен» (2 Кор. 12:10).

3. Сосредоточенность на превосходстве Бога и Его святости — это лекарство для нас от нашего эгоизма, самовозвеличивания и топи уныния.

4. Сверхъестественное преображение нашей жизни происходит подобно жизни Жанна Кальвина, когда мы созерцаем Христа, постоянно прибывая в Божьем Слове (2 Кор. 3:18; 4:4,6).

5. Пусть наши болезни, скорби, жесткая критика в наш адрес никогда не станут препятствием в нашем труде для Господа, подобно тому, как это было в жизни Кальвина, который продолжал отстаивать истину вопреки всему.

 

Литература

2. Dekker, H. Introduction: Sermons from Job by John Calvin. — Grand Rapids: Wm. B. Eerdmans Publishing Co., 1952.
3. Parker, T. H. L. Portrait of Calvin.
4. W. de Greef. The Writings of John Calvin: An Introductory Guide.
5. Parker, T. H. L. John Calvin: A Biography. — Philadelphia: Westminster Press, 1975.

 

Print Friendly, PDF & Email
Константин Чибизов

Об авторе Константин Чибизов

Практикующий душепопечитель, магистр богословия (M. Div.), руководитель Центра душепопечения и обучения Help for Hear†.
Запись опубликована в рубрике Огранка души. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

6 комментариев на «Жан Кальвин: жало во плоти»

  1. Богдан говорит:

    Задаю себе вопрос: «Как человек может так жить? Более того, жить для Бога, продолжая громко славить Его: „Первый сын Жак умер через две недели после своего рождения… Еще двое детей также умерли сразу после своего рождения. Его жена так и не поправилась и через 7 лет после смерти первого ребенка, она умерла от туберкулеза. Он остался в одиночестве… ‚Хотя смерть моей супруги чрезвычайно больно ударила по мне, все же я подавляю свое горе настолько, насколько это возможно с моей стороны… Я искренне переживаю необычайное человеческое горе…‘“».

    И Кальвин сам дает ответ в своем завещании:
    «Бог даровал мне столько милости, что Он использовал меня и мой тяжелый труд для распространения и провозглашения истины Своего Евангелия».

    Божья милость!

  2. Александр говорит:

    Очень хорошая статья! Спасибо, Костя!

    Согласен с твоими выводами, они очень ободряющие. С одной стороны статья устрашает тем, через что Господь может провести христианина, который хочет провести всю свою жизнь в посвященном служении своему Господу (иногда кажется, что это несправедливо, что посвященные христиане страдают больше других), но Ему виднее что для нас лучше! С другой стороны стойкость и верность Кальвина удивляют и восхищают, и, смотря на его пример и примеры др. благочестивых христиан, хочется идти по их следам.

  3. Ирина говорит:

    Назидательно.
    Как часто мы, ссылаясь на тяготы жизни, позволяем себе расслабиться, опустить руки, жалеть себя!
    Осталось только выяснить для себя: мои проблемы это «жало во плоти» или последствия греха, которые я по справедливости расхлебываю.

  4. Аня говорит:

    Отличная статья! До этого о Кальвине знала лишь некоторое из ультравзглядов, но очень классно узнать о нем, как о христиане, который построил свою жизнь на Библии. Верно трудился несмотря на трудности и боль.

  5. Павел говорит:

    Отличный пример для подражания! Такое впечатление складывается, что его дни состояли не из 24-х часов, а из 124-х или больше.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *