Важность надежды в страданиях. Часть 1

Также смотрите вторую
или обе части в виде брошюры
на русском или украинском языках.

comfortЛюбые испытания переносятся легче, если есть уверенность в будущем облегчении, другими словами, если есть надежда. Надежда — это прекрасное, удивительное слово и концепция. В жизни каждого из нас есть какие-то надежды и мечты. Мы начинаем каждый день в надежде, даже не задумываясь об этом. Мы всегда ожидаем чего-то хорошего, радостного, приятного: какую-то встречу, выходные, новую покупку, спортивный матч, приход гостей или поход в гости, пикник, путешествия и пр. Мы всегда смотрим в будущее с надеждой.

Когда любой человек думает о своих проблемах, которые его мучают в настоящем, он всегда надеется в будущем избавиться от них. Именно это и дает ему силы продолжать жить. Мы так устроены: надежда мотивирует нас к жизни. Мы надеемся на что-то лучшее, даже когда нет ничего определенного. Мы надеемся на лучшее, даже когда впереди не то, что ничего определенного, а всё совсем плохо. Надежда — это, по сути, ожидание, что плохое закончится.

Бывают ли на земле безнадежные ситуации? Нет! Может тот, кто решается на самоубийство, попадает в безнадежную ситуацию? Знаете ли вы, что даже совершающий самоубийство не лишен надежды, потому что, убивая себя, он надеется получить облегчение от своих страданий, а значит идет на смерть в надежде. То есть для такого человека уход из жизни видится, как желанное избавление от чего-то худшего, чем смерть. Смерть представляется бедному безумцу, как избавление.

Поэтому, с точки зрения логики, даже самоубийца не находится в действительно безнадежной ситуации. У него есть какой-никакой выход.

Так что мы живые понятия не имеем, что значит отсутствие самой концепции надежды в нашей жизни. Мы никогда не были в по-настоящему безнадежной ситуации, из которой нет выхода даже через смерть.

На земле нет безнадежных ситуаций. Зато есть такое место, где отсутствует понятие надежда, как таковое. Это место — ад!

«Оставь надежду всяк сюда входящий» — справедливо заметил средневековый поэт Данте Алигьери. Он четко уловил самую страшную характеристику ада — вечность. Действительно ужасным ад делает не столько тяжесть мучений, сколько их бесконечность. Любые страдания можно перенести, если знаешь, что они временны. Но насколько же страшнее наказание, которое длится вечно!

Как следствие, ад — это место, где отсутствует надежда.

 

Первый враг страдающего — отчаяние

Именно библейская надежда помогает уничтожить этого врага. В этой связи полезно спросить отчаявшегося человека: «Ты уже находишься в аду?» Полезно поразмышлять с ним об аде хотя бы потому, что все люди склонны сравнивать себя с теми, кому лучше, на долю кого не выпало то, что выпало им. В свете ада земные проблемы выглядят жалкими. При таком подходе отчаяние становится невозможным. Поэтому, отчаяние — это реакция, не соответствующая реальности. Это как кричать: «Я тону-у-у!», — находясь по колено в воде. «Кто находится между живыми, тому есть еще надежда, так как и псу живому лучше, нежели мертвому льву» (Еккл. 9:4). Получается, что отчаяние — это следствие искаженного взгляда на реальность. Это эмоциональное состояние, которое отображает нашу ошибочную оценку ситуации.

Полезно будет напомнить (а, может, для кого-то будет открытием), что наше эмоциональное состояние напрямую зависит от того, о чем мы думаем. Например, если вы сейчас решите долго вспоминать какую-нибудь свою давнюю обиду в деталях, то минут через 10 вы начнете себя чувствовать довольно паршиво. Почему так? Потому что наши эмоции так устроены, что они следуют за мыслями, как хвост за собакой. Если думаете о хорошем, то чувствуете себя хорошо. Думаете о плохом — плохо. Эмоции призваны просто реагировать на то, что происходит у вас в разуме.

Еще пример: слезы у телевизора, когда вы растроганы чьим-то героическим поступком в кино или какой-нибудь трагедией. Дело в том, что вы начинаете сострадать в мыслях до того, как начинаете сострадать эмоциями. Ваши эмоции — это ответ на то, что внутри вас произошел отклик, а если конкретно — в вашем разуме. Вы не давали себе команду плакать. Вы просто поплыли по волнам сюжета своими мыслями, позволив себе сопереживать. Всё остальное случилось автоматически.

Точно такой же механизм действует и с отчаянием. Отчаяние — это результат того, что вы перестаете себе проповедовать о том, какова реальность, и начинаете себя слушать. То есть, даете возможность ветхому человеку анализировать реальность и слушаете его паникерские вопли. Вы продолжаете думать, но ваши мысли — отталкиваются не от реальности, а от эмоционального восприятия ситуации, которое мрачнеет день ото дня. Вся Вселенная сужается до размеров проблемы, и вы перестаете видеть всю картину целиком. Видите только проблему и больше ничего. Эта ситуация, когда эмоции срываются с поводка, сродни панике.

Мы всегда испытываем страх и принимаем многие решения в жизни, ведомые страхом. Это не всегда плохо. Например, мы боимся неоправданно рисковать жизнью. Но зачастую мы можем контролировать страх: боясь, способны размышлять и принимать обдуманные решения. Мы также пользуемся и другими принципами в принятии решений.

Паника — это неконтролируемый страх. Паника наступает, когда у человека исчезают все остальные принципы, которыми он руководствуется, и остается один — дикий ужас. Отчаяние, как безнадежность, тоже вытесняет все остальные чувства, которые мы способны переживать, и начинает управлять нашим эмоциональным состоянием. В жизни остаются много других больших и маленьких благословений, которым нужно радоваться, но их уже никто не замечает.

Однако для того, чтобы отчаяние стало возможным, надо чтобы были приняты определенные решения. Отчаяние — это следствие отказа мыслить по-библейски и, как следствие, решения мыслить по-плотски.

Как можно отчаяться, когда вы, идя по пустыне, видите впереди колодец?! Никак! Но даже глубоко верующие люди могут на время позабыть о своей надежде и позволить чувствам управлять. То есть, они намеренно опускают глаза вниз и видят только песок! Это такая ситуация когда они, как было сказано, перестают себе проповедовать, но начинают себя слушать. Этого делать ни в коем случае нельзя. В этом смысле, отчаяние — это выбор.

Три примера проповеди истины самому себе:

1. В первых двух главах Плача Иеремии описан ужас, настоящий кошмар, леденящий кровь. Это повествование с небольшими вкраплениями — его личными переживаниями. Но это ужас, в основном, вне его. А в третий главе уже целиком и полностью его переживания, внутренний ужас. Там же и его восприятие Бога в такой ситуации, когда Творец видится пускающим в него стрелы. Читать тяжело. Там не видно доброго Бога. Нет и намека! Это очень важно, потому что бывают ситуации, в которых вы не увидите благость Божью в обстоятельствах и окружающих вас событиях. То есть ваши глаза и уши будут свидетельствовать вам о недобром Боге. И что тогда делать? Дальше слушать их свидетельства?! Нужно делать то, что сделал Иеремия.

И вот неожиданно с 21-го стиха Иеремия начинает проповедовать себе:

Вот что я отвечаю сердцу моему и потому уповаю.

Плач 3:21

Это ответ тому самому сердцу, которое, мягко говоря, недоумевало, видя этот кошмар вокруг, тому самому сердцу, которое сходило с ума от этого фильма ужасов наяву.

По милости Господа мы не исчезли, ибо милосердие Его не истощилось. Оно обновляется каждое утро; велика верность Твоя!

Плач 3:22,23

Здесь мы видим три надежды: (1) ожидание: «я заслуживаю худшего — смерти»; (2) открытие: я должен был умереть, но еще жив; (3) причина: «я еще живу благодаря качествам Бога», которые Он напоминает дальше по тексту и в которых я нахожу покой: в верности, милости, милосердии, благости, всевластии и справедливости. И в том-то и дело, что их не видно в этой мясорубке. Совсем не видно, но он провозглашает их верой!

Чем христианин отличается от нехристианина в таком контексте? Нехристианин может исполниться надежды, когда видит облегчение впереди. Но ему легко отчаяться, если он долго в пути, а облегчения нет. В лучшем случаем он может безосновательно надеяться, что ему повезет, что за ближайшим барханом окажется колодец, и продолжать идти вперед.

2. Христианин же знает, что впереди колодец, даже когда впереди, насколько хватает взгляда, одни барханы и пески. Ему не обязательно видеть, чтобы надеяться и верить (Евр. 11:1). Он живет надеждой. Ему достаточно обещания Господа, что в конце пути его ждет слава, каким бы тяжелым не был сам путь. Глазами веры он всегда видит колодец и отдых в конце.

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для вас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. О сем радуйтесь, поскорбев теперь немного, если нужно, от различных искушений.

1 Петр. 1:3–6

Мысли о грядущей славе должны производить в нас радость. Но для этого нужно целенаправленно, намеренно удерживать мысли на этой славе.

3. Пример апостола Павла (Кол. 3:1–4):

Итак, если вы воскресли со Христом, то ищите горнего, где Христос сидит одесную Бога.

Кол. 3:1

Ищите царство Божье! Поиск царства не прекращается уверованием во Христа. Он только начинается. Или для вас есть нечто более ценное, что вы ищете: комфорт, безопасность, материальное благополучие, человеческую славу?

О горнем помышляйте, а не о земном.

Кол. 3:2

Мы помышляем о том, что нам дорого. Мы отдаем свои мысли, мечты, время, силы, творческие способности тому, чему поклоняемся, чем дорожим. Если небесное не представляет для нас ценности, то наши помыслы будут бродить где-то в другом месте, и это место — земля. Всегда есть так называемые христиане, которые просто не в состоянии помышлять о горнем. Причина проста: их самые главные интересы сосредоточены на земле, ей же отдаются и мысли. И когда эти земные ценности оказываются под угрозой, у них начинается паника. И сколько не умолять их помышлять о небесном, о том наследстве, которое никогда не бывает в опасности (оно неувядаемое, нетленное), мысли остаются на земле, где хранится их истинное сокровище.

Ибо вы умерли, и жизнь ваша сокрыта со Христом в Боге.

Кол. 3:3

И возникают вопросы: «А вы умерли или нет? Может быть вы из тех, кто хочет пожить вдоволь для себя: своих интересов, своих желаний здесь на земле, а после смерти отправится в рай просто потому, что однажды помолились молитвой покаяния? А как понять, что умер я со Христом или нет?»

Когда же явится Христос, жизнь ваша, тогда и вы явитесь с Ним во славе.

Кол. 3:4

Если Христос — моя жизнь, то я не могу впасть в отчаяние или панику, потому что Христа у меня никто не отнимет, а вернее меня у Него. Если Христос — моя жизнь, тогда я могу жить достойно в любых обстоятельствах. И Христос становится моей самой главной ценностью! А как можно паниковать, зная, что твою самую драгоценную жемчужину невозможно отобрать?!

Таким образом, понимание надежды определяет, как человек реагирует на страдания. Это очевидно в ситуации с Иовом. Давайте посмотрим, как отчаяние влияло на его мысли и слова.

Что за сила у меня, чтобы надеяться мне? И какой конец, чтобы длить мне жизнь мою?

Иов 6:11

Его размышления наглядно свидетельствуют о состоянии, когда среди земного не осталось ничего, что побуждало бы жить, мотивировало и поддерживало. Такое бывает, например, когда человек тяжело болен (как Иов) и умирает. Каким должен быть конец, чтобы продолжать жить? Что радостное будет впереди, чтобы жить? Видите, как важна надежда? Она дает силы для борьбы.

Вот, Бог — спасение мое: уповаю на Него и не боюсь; ибо Господь — сила моя, и пение мое — Господь; и Он был мне во спасение.

Ис. 12:2

Одна из самых главных слабостей безбожного мировоззрения (о котором чуть позже) — это только одна земная жизнь. За смертью нет ничего интересного. Смерть — это самое большое зло, потому что это окончательный конец всего хорошего. И если логика подсказывает, что лучшее в жизни уже позади, и кроме того, приходит какая-нибудь трагедия, то где взять силы для жизни?!

Особенность отчаяния в том, что оно результат того, что все мысли отдаются прошлому (тому, что уже потеряно и недоступно), и той боли, которая есть в настоящем. Это особенность отчаяния. Оно всегда смотрит одновременно в прошлое, где было хорошо и так уже не будет, и в настоящее, где очень плохо.

И продолжал Иов возвышенную речь свою и сказал: «О, если бы я был, как в прежние месяцы, как в те дни, когда Бог хранил меня…»

Иов 29:1,2с

И далее он размышляет о том, какое славное положение он имел в прошлом.

А ныне смеются надо мною младшие меня летами, те, которых отцов я не согласился бы поместить с псами стад моих.

Иов 30:1с

И далее он размышляет о том, какое унижение испытывает сейчас.

Нелегко избежать тяжелых мыслей во время страданий. Но в том-то и дело, что мы имеем контроль над тем, о чем думаем. Никто не заставляет нас думать о том, как хорошо было раньше и как плохо сейчас. Это наш выбор!

В результате нас захлестывают негативные эмоции. Гораздо труднее контролировать чувства, когда они уже нахлынули. Остановить напор отчаяния очень трудно, когда вас уже захлестнуло. Легче не пустить пчелу в дом, чем выгнать ее. Так и с мыслью. Легче остановить небогоугодную мысль на входе в разум. Это как пытаться удерживать равновесие в то время, когда кто-то пытается вас сбить с ног. Надо сопротивляться, или вы окажетесь на земле.

Это война! Вы уже на войне, хотите этого или нет. Вам лучше надеть доспехи, или вас уничтожат. Если вы христианин, то вы уже мишень. А чем больше вреда вы можете нанести царству сатаны, тем более приоритетная вы мишень.

Отчаяние может стучаться вам в сердце, и если вы оторвете взгляд от Христа, вам будет плохо. Держите равновесие! Фокусируйте взгляд на Христе! Держите правильную перспективу!

Если убрать из мыслей Господа и Его великую силу и попробовать оценить шансы Гедеона с 300 воинами против 10 тысяч, то разум подскажет, что это 300 покойников. Или если не учитывать Господа и Его великую силу и оценить шансы маленького пастуха против тяжеловооруженного гиганта, то разум подскажет на кого надо делать ставки. Но если перед тем, как проанализировать ситуацию вы добавите Бога в исходные данные, то анализ ситуации меняется. Тогда потенциальная жертва становиться хищником, а якобы безнадежная ситуация — возможностью прославить Бога.

Итак, отчаяние не может возникнуть, когда взор направлен на Христе, когда взор — на колодце в жаркой пустыне.

Также смотрите вторую
или обе части в виде брошюры
на русском или украинском языках.

Print Friendly, PDF & Email
Тимур Расулов

Об авторе Тимур Расулов

Служитель церкви «Преображение» (г. Самара), магистр библейского душепопечения. Является директором библейской внутрицерковной школы и автором книги «Поклонение во тьме». Со своей женой Оксаной воспитывает сына. Душепопечение — его основное служение в церкви.
Запись опубликована в рубрике Душепопечение. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *