Исповедь „старшей“ дочери, или Письмо отлепления для матери

letterВ рамках служения Международного тренингового центра по душепопечению (ICTC) МИД «Coram Deо» Бог даровал мне привилегию заботиться об одной женщине на протяжении семи встреч. Как часто и бывает, она пришла с одной проблемой, но перст Божий указал на совершенно другую и более важную — доминирующий страх перед мамой, который был больше ее почтения к Богу и тем самым управлял всей ее жизнью. У этой женщины уже взрослый сын, у которого уже собственная семья, но ее жизнь все равно находилась под тотальным контролем мамы.

На протяжении семи встреч удивительно было наблюдать, как сила Божьего Слова наполняла сердце нашей подопечной и там, где раньше была тьма, Господь постепенно стал зажигать Свой свет (Пс. 35:11). С разрешения опекаемой предлагаем вашему внимаю заглянуть сквозь замочную скважину в процесс этого душепопечения и прикоснуться к жизни одной заблудшей души, которая возвращается в объятия к небесному Отцу. Мы публикует здесь письмо опекаемой к своей маме (которое она вручила на шестой встрече), чтобы по-библейски отлепиться от нее (Быт. 2:24), как это повелевает Божье Слово. Верим, что оно послужит иллюстрацией и наставлением для многих наших читателей.

Мама!

Я благодарна тебе за то, что ты дала мне жизнь! От самого начала я слышала твое дыхание и знала твой голос, слышала биение твоего сердца! Потом я родилась и увидела тебя (какая же ты у меня — самая-самая лучшая и самая красивая!). Я благодарна за вашу с папой самоотверженную любовь к моему сыну. Вы заботились о нем и любили его, как свою душу. Благодарю, что вы помогали растить его, сама бы я, наверное, не справилась. Я благодарна вам и хочу продолжать расти в уважении и благодарности к вам.

К сожалению, мы не всегда понимали друг друга, мама. Ты с самого детства мне говорила такие слова, что я тебе мешаю жить. Когда я это слышала, то чувствовала себя лишней в этой жизни, будто всем мешаю жить, и было бы лучше, чтобы меня вовсе не было.

Ты помнишь, как ты пыталась вылечить меня от испуга: водила к бабкам-шептухам, чтобы помочь мне, потому что видела у меня психические отклонения и как ты говорила, что мне место в психиатрической больнице (так как я боялась темноты, из которой на меня смотрели какие-то страшные лица, и была очень рассеянная: часами могла сидеть и смотреть в одну точку, была замкнута в себе). Когда ты так говорила, то понимала это так: что я неадекватна. Я обучалась бояться тебя и бояться людей, чтобы они не увидели мою неадекватность. Страх перед людьми нарастал, я стала бояться тебя и людей больше Бога, что оскорбляло Его. Твои слова вскрыли грех моего сердца. Я старалась изолироваться от людей, мое идолопоклонническое желание покоя и безопасности лишь росло.

Сейчас я лучше понимаю в чем проблема: когда ты наказывала меня и говорила такие слова: «Раздеру как жабу» или «Головой об стенку тряхну и мозги по стенке растекутся», — я воспринимала все буквально, и каждый раз пугалась так, что даже не чувствовала боли от страха, что меня убьют. Так я обучала свое сердце страху, хотя хотела комфорта, покоя и безопасности так сильно, что ради этого готова была умереть! Мое желание покоя и безопасности стало управлять моей жизнью, оно стало злым перед Богом. В то время как все дети строили планы на жизнь, я мечтала о том, как уйти из жизни, когда не получаю этот комфорт и безопасность, этим противясь Богу.

Когда ты была дома, я старалась не попадаться тебе на глаза (к сожалению, до недавнего времени я ловила себя на том, что, придя домой, первым делом проверяла дома ли ты). К этому меня побуждал идолопоклоннический страх не перед Богом, а перед тобой.

Когда я пошла в школу, мне трудно было сосредоточиться на выполнении домашних заданий. Я могла рассеянно сидеть перед раскрытым учебником или тетрадкой. Страх перед человеком стал монстром, который разрушал меня и указывал мне на мое сердце, в котором есть злые устремления. Я устремлялась не к Богу и училась бояться не Бога, а человека. Потом в моей голове что-то переключалось, я концентрировалась и быстро делала все уроки, пока «при памяти».

Я чувствовала себя в постоянной опасности, угнетении, считала свою жизнь бесполезной и не хотела никому мешать жить. Этот греховный страх с самого детства парализовал меня, поработил мою волю. Я чувствовала постоянное угнетение, жила, как в тумане, в постоянной муке души, так как учила свое сердце бояться людей, но не бояться Бога.

Когда поступила в университет, то начала ходить в походы. В лесу я попадала совсем в иной мир безмятежного покоя и не хотела возвращаться домой. И потом использовала любую возможность, чтобы уехать из дома и как можно дольше не возвращаться. Это жажда греховного покоя, в которой нет Бога. Я хотела жить в мире, где нет людей, которых я боюсь. Но я не хотела жить с Богом, который дает внутренний мир, в котором Он главный.

Со временем страхи мои росли, а после моего недолгого замужества я начала бояться практически всего. Мне печально, что и нашу семью я стала использовать в целях свой защиты и безопасности: то, что в семье происходит, уже привычно, знакомо и предсказуемо, давало мне ощущение безопасности, так как я думала: если родные мне люди несут опасность, то чего тогда хорошего можно ожидать от посторонних (и мое замужество тому яркий пример). Замужество еще больше раскрыло мое греховное сердце, которое не готово было слушаться Бога, но бежать от людей, которые несут угрозу моему злому желанию покоя.

И я начала выстраивать свой «безопасный греховный мир», свой комфорт, вместо того чтобы жить в реальном Божьем мире. Вместо безопасности мои греховные страхи росли, как снежный ком, и я стала бояться практически всего.

Когда ты постоянно контролировала меня и не доверяла мне, я чувствовала себя так, что неспособна справляться с какими-либо жизненными ситуациями самостоятельно, мне страшно было выйти за пределы нашей семьи. Я научила свое сердце жить в постоянном страхе, депрессии, напряжении, и этим противилась Богу, так как люди для меня были богами, которым я доверила управление своей жизнью. Я думала, что у меня какие-то психические отклонения: замедленное психическое развитие или отставание в развитии. Но это лишь страхи, к которым я себя приучала.

Это был грех и бунт против Бога.

Горе тому, кто жаждет неправедных приобретений для дома своего, чтобы устроить гнездо свое на высоте и тем обезопасить себя от руки несчастия!

Авв. 2:9

Я поняла, что боюсь тебя больше Бога! Своим постоянным контролем и сверхопекой ты заняла место Бога в моей жизни: я доверила тебе определять, что для меня хорошо и что плохо, решать, во сколько утром я кушаю овсяную кашу, куда я должна ходить. Доверила тебе, а не Богу, который должен управлять моей жизнью. Я доверила тебе определять: во сколько в воскресенье мне возвращаться домой из церкви, куда мне можно поехать, а куда нет, определять, на что мне нужно тратить деньги, определять мне диагнозы. Если посмотреть Божьими глазами на все это: «Так говорит Господь: проклят человек, который надеется на человека и плоть делает своею опорою, и которого сердце удаляется от Господа» (Иер. 17:5)!

Это очень серьезное предупреждение: Бог хочет, чтобы направляло мою и твою жизнь богоугодное поклонение твоего и моего сердца. Мы обе грешим против Бога: я — тем, что тебя боюсь больше Бога; ты — тем, что заняла место Бога в моей жизни. Я покаялась в своем грехе и теперь живу в завете со Христом, Господь сказал мне: «И обручу тебя Мне навек, и обручу тебя Мне в правде и суде, в благости и милосердии. И обручу тебя Мне в верности, и ты познаешь Господа» (Ос. 2:19,20)! Я хочу строить с тобой новые отношения, которые определил Бог, но не те, которые я хочу, не те, которых хочется тебе, а те, которые определил Бог: «Посему оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут одна плоть» (Быт. 2:24). Я не смогла прилепиться к земному мужу по причине того, что не оставила вас, но из-за этого я не могла прилепиться и к моему Небесному жениху — ко Христу, чтобы жить по Его воле!

Поэтому сейчас нам нужно научиться доверять друг другу и строить новые отношения.

1. Прости меня, когда я недоговаривала всей правды, фактически обманывала тебя, потому что боялась негативной реакции с твоей стороны, которая нарушает мой внутренний комфорт, которым я противлюсь Богу, так как обучаю свое сердце ставить на первое место человека, а не Бога. Поэтому я с доверием к Богу и упованием на Его помощь умирая для своего комфорта, буду говорить тебе правду! А ты со своей стороны должна передать контроль за моей жизнью в руки Божьи, а не стараться руководить и манипулировать мной и другими членами семьи. Потому что ты разрушаешь этим не только мою жизнь, но и свою: возможно, из-за этого твои бессонные ночи, тревоги и переживания! Если ты захочешь поговорить о своей привычке, скажи мне об этом, и я подробнее поделюсь с тобой моею борьбой.

2. Мы с тобой общаемся на равных, как и определил Бог: я не рабыня греховных страхов перед тобой, а такая же мама, как и ты, у меня взрослый сын и невестка — все как у тебя, и по возрасту я уже давно достигла совершеннолетия. И мне, и тебе нужно искать руководства Бога в наших жизнях.

Ибо только Я знаю намерения, какие имею о вас, говорит Господь, намерения во благо, а не на зло, чтобы дать вам будущность и надежду!

Иер. 29:11

3. Чтобы эти изменения наших отношений были заметными и имели конкретное проявление, то:

– когда ты ожидаешь, что я съем твою самую вкусную кашу, я благодарна за твою заботу и за то, что ты приготовила, но если вижу, что мои желания устремляются за тобой, чтобы опять практиковать привычку быть хорошей в твоих глазах, но противящейся Богу в своих греховных похотях, то я дам знать тебе, что мои желания устремляются не за Богом, а эта приманка для моих злых желаний, которыми я грешу против Него. Я буду показывать тебе мою вертикальную проблему перед Богом, и это будет обозначать, что мое сердце перед Ним, и буду изменять свое поклонение;

– когда я прихожу домой, и ты спрашивать, где я так долго была, Бог знает, где и почему я пришла позже обычного, у меня появляется искушение расти в страхе перед тобой — рассказывать, какая я хорошая, чтобы своей «хорошестью» расположить твое сердце к себе, чтобы снова достигать покоя и безопасности, которым я противлюсь Богу. Поэтому я буду стремиться поклоняться Богу, стремиться угождать Ему, чтобы жить перед Его лицом;

– когда ты пытаешься контролировать мою жизнь и время и менять мои планы по твоему желанию, то слушаясь тебя, я не проявляю послушание и уважение к тебе, но усиливаю свой страх. И грешу перед Богом, желая комфорта и безопасности. Поэтому я буду решать перед Богом, что будет правильно, и распоряжаться своим временем, как того хочет Он;

– когда ты манипулируешь моей психиатрической проблемой, это становится приманкой для моих злых желаний. Я устремляюсь не за Богом, а за этой приманкой. (Мое сердце грешит перед Богом.) Раньше желание комфорта и безопасности выработали такую привычку бояться тебя и людей, чтобы скрыть свою неадекватность. Этот страх стал монстром, этим я грешила перед Богом, а сейчас буду расти в страхе перед Ним, и когда в следующий раз ты начнешь говорить о психиатрических диагнозах, я буду говорить об этом, называя грех грехом;

– когда ты начинаешь манипулировать мной, чтобы вызвать чувство вины: бежишь мерить давление и пить таблетки, в это время мои желания устремлялись за тобой, а не за Богом. Раньше я спрашивала: «Мама, как ты себя чувствуешь?», чтобы показать тебе, что я хорошо к тебе отношусь, люблю тебя, чтобы этим расположить твое сердце ко мне и тем самым обеспечить свой комфорт и безопасность, но я этим грешила против Бога и лицемерила перед тобой. Вместо этого я буду с любовью отдавать тебя и твое здоровье в руки Бога Отца — нашего Целителя, который все делает нам лишь во благо! Мама, я поняла сейчас, что я тебя просто люблю, потому что люблю, потому что люблю… и тебе не нужно заниматься этими манипуляциями, чтобы повлиять на меня. В моем сердце все уже сделал Бог!

– когда ты начинаешь за меня переживать, что со мной что-то случится или я, с твоей точки зрения, что-то делаю неправильно, молись за меня Богу, чтобы Он направлял меня в жизни и учил путям Своим, и наблюдай, что Он будет делать. Если я не буду учится ходить самостоятельно, совершая ошибки и анализирую их, то никогда не смогу стать самостоятельной и ответственной, чего и хочет Бог;

– когда ты говоришь, что хотела бы, чтобы я была именно такой, но твоя привычка контролировать указывает на обратное. Я понимаю, что процесс изменений сложный, но необходимый. Пожалуйста, постарайся меня понять. Я хочу быть такой, какой желает меня видеть Бог. Хочу угождать Ему и жить перед Его лицом! Того же самого я желаю и тебе, чтобы ты училась доверять Богу не только меня, но и себя, и все обстоятельства нашей жизни, которые любящий Бог Отец посылает нам.

И настанут безопасные времена твои, изобилие спасения, мудрости и ведения: страх Господень будет сокровищем твоим.

Ис. 33:6

Я хочу, чтобы наши отношения способствовали как моему, так и вашему с папой духовному росту. Хочу углублять свою любовь к тебе и папе. Возможно, придется возвращаться к этому разговору не раз, пока мы не привыкнем к переменам и новому стилю отношений. Я хочу пригласить вас к новым и постоянным изменениям в надежде на умножение благословений, когда мы все будем следовать Божьему призванию в нашей жизни.

С благодарностью, любовью и уважением, твоя дочь.

Print Friendly, PDF & Email
Help for Heart

Об авторе Help for Heart

Центр душепопечения и обучения

Запись опубликована в рубрике Душепопечение. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *