Идолы сердца и „ярмарка тщеславия“

yarmarka-tshheslaviyaВ социологии христиане сталкиваются с очень важным вопросом: как правильно и обосновано соединить концепции Библии и христианских традиций с технической терминологией и наблюдениями бихевиористских наук? На протяжении долгого времени меня интересовали два момента в этом вопросе.

Первый относится к важности Библии. Почему Писание уделяет особое внимание идолопоклонству? Актуально ли это сейчас? Может быть, только в отдельных культурах, где люди все еще продолжают поклоняться идолам?

Второй вопрос связан с душепопечением, с «психологией». Как разобраться с множеством важных факторов, которые формируют и определяют поведение человека? Например, как объяснить тот факт, что люди направлены на свой внутренний мир, но, в это же время, их формирование происходит под влиянием социальной среды, в которой они находятся.

Ответы на эти вопросы помогли мне в моей личной жизни и в занятиях душепопечением.

 

Связь индивидуальной мотивации с социологической обусловленностью

Понимание множества отрывков Писания об идолопоклонстве определяется нашим пониманием самого идолопоклонства. Я хочу рассмотреть этот вопрос в свете стиха из Нового Завета, над которым я долго размышлял. В 1 Ин. 5:21 говорится: «Дети! Храните себя от идолов». Почему именно эти слова являются завершающими целого послания (105 стихов) о живом общении с Иисусом Христом, Сыном Божьим? Может, это было добавлено переписчиками? Может, это неудачный выбор слов автором, который использует простой, четкий и образный язык для объяснения глубоких истин? Или же эти слова адресованы только людям того времени и той культуры? Все эти предположения умаляют важность и значение 1 Ин. 5:21.

«Заняло ли что-то место Христа в твоем сердце, доверии, верности, служении, страхах и радостях?» — такой вопрос Бог ставит перед сердцем каждого человека. Он относится непосредственно к мотивам наших действий, мыслей и чувств. Библейская концепция мотивации заключается в вопросе господства. Кто или что руководит моим поведением? Нежелательные ответы на эти вопросы (ответы, которые указывают на наше идолопоклонство, которого мы должны избегать) очень хорошо отображены в 1 Ин. 2:15–17; 3:7–10; 4:1–6; 5:19. Эти стихи удивительным образом показывают слияние социологических, психологических и демонологических взглядов на идолопоклоннические мотивации.

Наша внутренняя мотивация охвачена необузданными и гордыми «желаниями плоти» (1 Ин. 2:16), нашим эгоизмом, вожделениями, надеждами, страхами, ожиданиями и «нуждами», которые заполняют наше сердце. Внешняя мотивация охвачена «миром» (1 Ин. 2:15–17; 4:1–6), тем, что побуждает, моделирует, усиливает и обуславливает нашу инертность, учит нас лжи.

«Демонологический» взгляд на мотивацию говорит об определяющем поведение господстве дьявола (1 Ин. 3:7–10; 5:19), который царствует над миром и плотью. В противовес этому, «храните себя от идолов» означает «посвятите все свое сердце вере в Иисуса» — это то, что стоит за словами «возлюбленные дети» (1 Ин. 3:1–3; 4:7–5:12). Любая другая альтернатива, даже масса альтернатив, рассматриваем ли мы их через призму плоти, мира или лукавого, является идолопоклонством.

 

Внутренняя проблема

Слово «идолопоклонство» очень часто ассоциируется у нас с поклонением каким-то материальным образам лжебогов. В Писании эта тема рассматривается в двух основных направлениях, имеющих прямое отношение к нашему обсуждению. Во-первых, рассматривая проблемы, Библия направляет нас к нашему сердцу. Тема «идолы сердца» ярко отображена в Иез. 14:1–8. Поклонение осязаемым реальным идолам является действием сердца, отступившего от веры в единого Бога Яхве. «Идолы сердца» является одной из многих метафор, которые выражают Божью заинтересованность в состоянии человеческого сердца, устанавливают неразрывную связь между особенностями сердца и поведения. Первая Великая Заповедь — «Люби Бога всем сердцем, всей душою и всем разумением твоим и силою твоею» — указывает на важность «внутреннего» исполнения закона относительно идолопоклонства. Термины, которые описывают наши отношения с Богом: любовь, доверие, страх, надежда, поиск, служение — используются в Библии для описания наших лжебогов: ложная любовь, лжедоверие, ложные надежды, ложные стремления и ложные господа.

В Ветхом Завете слово «идолопоклонство» означает отход от Бога, в Новом Завете эта идея в основном передается словом «вожделения» (греч. эпитумиас). Эти слова описывают общую картину проблемы человеческой природы. Новозаветное слово «вожделения» является важным дополнением к десятой заповеди, которая гласит «не пожелай». Эта заповедь также рассматривает проблему греха, как внутреннюю проблему психодинамики. Она открывает похотливую и требовательную природу человеческого сердца, которую ярко описывает Павел в 7-ой главе Римлянам. Интересно, что в Новом Завете понятия «идолопоклонство» и «правящие вожделения» являются взаимозаменяемыми.

Идолопоклонство становится проблемой сердца, метафорой, указывающей на плотские человеческие стремления, похоти, требовательность, жадность.

 

Социальная проблема

Библия раскрывает «идолопоклонство», как ключевой аспект социального контекста — «мира», который формирует нас. «Мир — это «ярмарка тщеславия», — так говорит Джон Буньян в своей книге «Путешествие Пилигрима». Всю книгу Буньяна и отрывок о «ярмарке тщеславия» в частности можно рассматривать как изображение взаимодействия сильных, устрашающих, увлекающих и формирующих поведение социальных факторов с устоявшимися тенденциями сердца христианина.

Будет ли христианин служить живому Богу или же множеству идолов своего собственного сердца, придуманных им самим, его родственниками, соседями, знакомыми, врагами и другими членами идолопоклоннического человеческого общества.

Тот факт, что идолопоклонство в одно и то же время проникает извне и рождается в сердце человека, приводит к возникновению многих вопросов в современном душепопечении. Конечно же, Писание не говорит о современных проблемах, используя психологические термины или данные наших наблюдений, и не рассматривает отдельные моменты и явления нашей жизни под микроскопом. Библия, например, не описывает определенные подробности того, что современные психологи называют «нездоровой/дисфункциональной семьей или браком». Но библейские категории включают доброе или плохое влияние людей в семье и обществе. Например, такое понятие как «созависимость» лучше рассматривать как «соидолопоклонство». В «соидолопоклонстве» идолы усиливают и дополняют друг друга. Они объединяются, образуя опасный и разрушительный замкнутый круг.

Муж алкоголик и его «созависимая» жена порабощены идолопоклоннической системой, компоненты которой идеально сочетаются друг с другом. Такое идолопоклонство может принимать разные формы и включать различные компоненты. Со стороны мужа, например, — это господствующая и порабощающая любовь к удовольствиям; стремление к ложному «спасению» — избежать боли в жизни; игра в разгневанного и самоправедного судью, осуждающего зависимость своей жены; самораспятие своих кратковременных вспышек сожаления; доверие человеку, что выражается в том, что он ищет самоутверждения среди своих собутыльников и т. д.

Идолопоклонническая система жены может также включать в себя несколько компонентов — это может быть и восприятие себя как страдающего спасителя своего мужа и семьи, как гордого и самоправедного судью грехов своего мужа; это и доверие человеку, что приводит к чрезмерной зависимости от мнения других; страх перед людьми, который порождает необузданное желание любви и принятия со стороны мужа, как чего-то необходимого для ее выживания, и т. д. Все эти идолы (и соответствующее поведение, мысли, эмоции) «логично» связаны между собой, образуя в жизни людей маленькую «ярмарку тщеславия», обольщения и угроз. Идолы иногда формируются под влиянием других людей, и их проявление поощряется другими людьми, которые вовлечены в эту систему. Сварливость жены и гнев мужа часто отражают и усиливают друг друга; его собутыльники и ее подруги часто утверждают их в самоправедности и жалости к себе. Идолы иногда вызывают определенные реакции или балансируют друг друга: муж реагирует на сварливость жены тем, что опять напивается, а она реагирует на его пьянство попытками спасти и изменить его. «Ярмарка тщеславия» затягивает и приводит… к аду на земле.

 

Духовные подделки

Идолы имитируют аспекты личности и характера Бога, как это можно увидеть в приведенном выше случае: судья, спаситель, источник благословений, объект доверия, взявший грехи, требующий исполнения воли и т. д. Каждый, входящий в эту систему идол, дает ложные обещания и предостережения: «если только…, то…». Например, «пособнические» действия жены являются идолопоклоннической игрой в спасителя. Идол обещает и предостерегает ее: «Если ты только правильно поступишь и сделаешь все наилучшим образом, твой муж изменится. Но если ты не будешь прикрывать его действия, случится катастрофа». Так как обещания и предостережения являются ложью, служение любому идолу приводит к несчастьям и проклятию. Идолы лгут, порабощают и убивают. Они подкрадываются издалека через лжеца, поработителя и убийцу от начала. Идолы находятся под непосредственным гневом Бога, Который часто мешает им функционировать.

Библейская картина идолопоклонства вмещает в себя гораздо больше, чем просто изображение человека, распростертого перед деревянным, железным или каменным идолом. Идолопоклонство раскрывается как концепция, в свете которой мы рассматриваем вопрос совмещения внутренней мотивации и социальной обусловленности. Идолы сердца уводят нас от Бога. Они проявляют себя везде и ежеминутно в нашем внутреннем и внешнем мире. Такие идолы прекрасно подходят «товарам», предлагаемым на «ярмарке тщеславия» социальной жизни. Обольщения и угрозы нашей социальной среды обманывают и приводят к идолопоклонству. Именно так Писание описывает проблему человечества. Библия рассматривает грех, как действие, мотивированное «богом» или «богами». Проблема мотивации — заветной верности Богу или тому, что Его замещает — часто раскрывается как идолопоклонство, с одной стороны глубоко укорененное в человеческом сердце, а с другой — с силой проникающее в нас из социальной среды, в которой мы живем.

Это приводит нас ко второму вопросу — душепопечения. Каким образом можно примирить следующие три факта? Во-первых, люди ответственны за свои грехи. Именно на нас лежит ответственность за наши разрушительные действия, мысли и чувства, независимо от того, как мы их называем: грехами, личными проблемами или нездоровым образом жизни. Если я исполнен страха или проявляю насилие — это моя личная проблема.

Во-вторых, люди приходят с проблемами из семей или субкультур, где они общаются с людьми, у которых есть проблемы. Люди становятся жертвами, они страдают от разрушительных мыслей, желаний, страхов, ценностей, чувств и действий других людей, и это уводит их в неправильном направлении. Сказывается и едва заметное на первый взгляд влияние окружающей среды, из которой мы перенимаем отношения и ценности. Плюс влияние различных трагических случаев, как, например, потеря любимого человека или пережитое насилие. Мои проблемы часто заключены в замкнутый круг взаимодействия с твоими проблемами. Если ты нападешь на меня, я дам сдачи или же отступлю из страха. Твоя проблема формирует мою проблему.

В-третьих, поведение диктуется внутренним миром, который характеризуется определенным образом мышления, мировоззрением, желаниями, страхами и т. п., чего сам человек часто не осознает. Мы можем окончательно обманываться в том, что управляет и движет нами. Насилие с моей стороны или уход от проблем показывает, какие надежды и ожидания завладели мной. «Ты можешь причинить мне вред… поэтому я лучше буду держаться от тебя подальше или нападать первым». Мое поведение — это те стратегии, которые выражают мои мотивы: мое доверие, желания, страхи, нужды. Эти мотивы могут быть разными: осознанно просчитанными или автоматическими.

Почему же, несмотря на то что наше формирование происходит под влиянием социальной среды и нашего самообмана, мы все же остаемся полностью ответственными за свое поведение? Это и есть тот вопрос, который задают социология и бихевиоризм (и если они исключают Бога, то ответ им найти не удастся). Это также вопрос, на который должен библейски ответить каждый душепопечитель как в теории, так и на практике. Только Библия дает правильное объяснение личной ответственности человека живущего в социальной среде.

 

Тройной конфликт

Мотивы — это то, что движет нами, это побуждения и стимулы к действию, наши внутренние желания, источники жизни и стремление к ним. Понятие мотивации охватывает внутренние побуждения и целеустремленность человеческой природы со всеми важными и трудными чертами. Все психологии сталкиваются с этими вопросами. Но ни одна из них не имеет концептуальных источников способных адекватно объяснить связь между ответственностью за поведение, влиянием социальной среды и самообманчивым сердцем, определяющим жизнь человека.

Например, в распространенной «психологии моральной ответственности» комплекс обусловленности практически сводится к нулю, но особым образом подчеркивается ответственность человека за свое поведение. Психология бихевиоризма принимает во внимание и побуждения, и поощрения, но особое место отводит среде, принимая побуждения как неизменные данные. Не придается особого значения ни ответственности за поведение, ни полусознательному, но возобновляемому сердцу. Психология гуманистов рассматривает игру внутренних желаний/нужд с внешним исполнением, оставляя последнее слово самоопределению человека. Ответственность за поведение и сила внешнего влияния остаются в стороне. Психологи, рассматривающие эго человека, говорят о конфликте между желаниями человеческого сердца и хорошо усвоенными социальными обстоятельствами. Ответственность за поведение и окружающая среда во внимание не принимаются. Очень тяжело объединить три, казалось бы, простых элемента.

 

Жизнь людей в своей сути связана с Богом: послушание или непослушание

Библия — голос Творца человечества — говорит обо всех этих вопросах, объединяя их уникальным образом. Мы не ставим под сомнение нашу моральную ответственность: наши дела и плоды играют роль. Нет никаких сомнений в том, что плоды исходят от внутренних корней, которых мы часто не видим. «Идолы сердца», «желания плоти», «страх перед людьми», «любовь к деньгам», «гордость», «мысли о земном» и много других образов хорошо раскрывают библейский взгляд на внутренние побуждения, которые воспринимаются нами как нужды или цели. Также нет никаких сомнений, что мы находимся под сильным влиянием социальной среды. «Мир», «ярмарка тщеславия», «совет нечестивых», «лжепророки», «испытания и искушения» и похожие словосочетания отражают то влияние, которое оказывает на нас окружающая среда. Окружающие люди создают и преподносят лжезаконы и лжестандарты, которые неправильно определяют ценности и стандарты, блаженство и мучения, стиль жизни и смерть. Они грешат против нас.

Все же Бог очень умело соединяет три простые вещи, которые кажутся несовместимыми в представлениях людей. Я несу ответственность за свои грехи: «Джонни плохой мальчик». Моя воля порабощена: «Джонни не может этого не делать». Я обманут и водим другими: «Джонни связался с плохой компанией». Как примирить эти три высказывания. Ответ, который не дают ни психологи, ни социологи, довольно таки прост. Человеческие побуждения всегда «касаются Бога». Бихевиоризм и социальные науки не принимают во внимание «умышленность, целенаправленность» действий, которым свойственны идолопоклоннические мотивы. Не без иронии будет сказано, что свою методологию и устав они строят на слепоте по отношению к сути и основе их же предмета.

Источник человеческой мотивации не относится к отношениям человека с самим собой и с обществом. Человеческая мотивация не является строго психологической, или психосоциальной, или психосоциальносоматической. Она не психодинамична, не социологическая, не биологическая и не представляет собой любую из возможных комбинаций. Эти термины можно назвать метафорами, обозначающими компоненты единого явления, религиозного или поклоняющегося по своей сути. Мотивация всегда относится к Богу. Поэтому человеческая мотивация не является в своей основе тем единым явлением, за которым охотятся науки о человеке. В реальной жизни мотивация исключительно бинарная: идолопоклонство или вера. Единственным объединяющим моментом человеческой мотивации является богословская концепция, которая заключается в том, что человек является существом поклоняющимся. В виду всего этого, библейский взгляд может примирить кажущиеся противоречия в объяснении поведения.

Основной вопрос мотивации не «Что мотивирует меня?», а «Кто является господом моего мышления, чувств, поведения?». В свете Библии мы все религиозны и неизбежно служим какому-либо богу. У нас нет нужд. У нас есть господа, боги, — это или же мы сами, другие люди, сатана, или же что-то материальное. Метафора «идолопоклонническое сердце» подразумевает, что человеческая мотивация несет в себе автоматическое поклонение Богу: Кто, если не истинный Бог, является моим Богом? Я хочу привести два примера, один из которых дорог сердцу приверженцев бихевиоризма, другой — приверженцам гуманистской психологии.

 

Голод как идолопоклонство

Когда «голод» движет моей жизнью или какой-то ее частью, мое поведение приобретает религиозный оттенок. Мое «Я — плоть» — стало моим Богом, и еда стала объектом моей воли, желаний и страхов. Библия раскрывает все те мотивы, которые бихевиористы называют «первичными побуждениями». Конечно же, происходят биологические процессы, психологические и даже социологические. Но концепции Библии радикально отличаются. Мной не просто движет «голод», но «голод» заменяет Бога в моей мотивации.

Мы должны с благодарностью принимать пищу, которая у нас есть, и щедро делиться ею с другими. Я являюсь активным идолопоклонником, когда обычный голод вызывает проблематичное поведение и отношения. Обычные желания становятся чрезмерными и порабощающими. Различные видимые проявления грехов, которые могут сопутствовать такому идолопоклонству, — обжорство, беспокойство, неблагодарность, нарушения в приемах пищи, раздражительность, когда запаздывает обед, желание взять самый большой кусок торта, скупость, использование еды для поднятия настроения — вполне понятное объяснение действиям идола, сковавшего наше сердце. Проблематичное поведение коренится в сердце и решается с Богом.

Идолопоклонство, связанное с едой, настолько же сильно связано с социологическими аспектами, как и с биологическими или психологическими. Возможно, мой отец был примером для меня в формировании таких отношений. Возможно, моя мать использовала пищу, чтобы добиться любви или избавиться от беспокойства. Возможно, мои родители пережили тяжелое время Великой депрессии тридцатых годов в Америке, что наложило свой отпечаток, и теперь пища является главным объектом волнений. Возможно, пища всегда была альтернативой в моей семье. Возможно, посредством пищи выражалась любовь, счастье, гнев, власть. Возможно, на меня навалился шквал рекламы о вкусной пище. И таких вариантов может быть несметное количество.

Даже то, что мы живем в обществе с падшими сыновьями и дочерями Адама, предполагает, что мы все будем идолопоклонниками пищи в той или иной мере. В американском обществе это идолопоклонство обретает определенные типичные формы. К пище можно приписать сложную систему идолопоклоннических ценностей. Например, нам обычно хочется разнообразия в пище. Пища играет свою роль в образах красоты и силы, к которым мы стремимся, в нашем желании быть здоровым и страхе перед смертью. Пища — ее количество и разнообразие, способ приготовления и потребления — указывает на социальный статус.

В лишенном достатка обществе Эфиопии это идолопоклонство приняло бы совершенно другие формы. Более того, наши семьи играют свою роль в формировании определенных стилей идолопоклонства: например, в нашей семье раздражительность оправдывалась чувством голода, посему еда использовалась как успокоительное средство, предотвращая таким образом дальнейшее разрушительное воздействие гнева. Все же, моя индивидуальность сохраняется на всех этих уровнях социального вовлечения в идолопоклонство. Я ставлю свою, особенную печать на идолопоклонстве пище. Например, возможно, я особенно порабощен Фритосу (фирма по выпуску пищевых продуктов), хотя в то же время очень сильно волнуюсь по поводу онкогенности красных красителей, которые там используются.

 

Безопасность как идолопоклонство

Бихевиористы подчеркивают важность «первичных побуждений» и тех процессов, которые объединяют нас с животными. Гуманисты и экзистенциалисты, с другой стороны, говорят о «нуждах» и склонны подчеркивать присущие только людям социальные и экзистенциальные цели. Но, несмотря на различия, к этим подходам применима одинаковая критика. Когда «нужда в безопасности» движет моей жизнью или какой-то ее частью, то это опять же приводит к религиозности моих действий. Я не служу истинному Богу. Мой бог — безопасность, это одобрение и уважение со стороны себя или других людей. Я являюсь идолопоклонником. Поскольку, желание и страх являются взаимодополняющими взглядами на человеческую мотивацию, можно сказать, что моей жизнью движет не «нужда в безопасности», а «стремление к безопасности, которое задавливает надежду на Бога». «Мой страх перед людьми» больше, чем «страх Господень и доверие Богу». «Теории нужд», подобно «теориям первичных побуждений», не могут вместить в себя понятие «больше, чем Бог», которое всегда связано с вопросом мотивации. Они никаким образом не допускают теории идолопоклонства, согласно которой, то, что обычно движет нами, является страстным желанием плоти, что в свою очередь является прямой альтернативой подчинения желаниям Святого Духа.

Наша жажда безопасности является, конечно же, и выработанной, и спонтанной. «Ярмарка тщеславия» действует в этом плане так же эффективно, как и в случае с голодом. Обличая нас в нашем ложном доверии и признавая потенциал оказываемого на нас давления, Писание предлагает нам освобождающую альтернативу — познание Бога.

 

Идолы: второстепенны?

Когда концептуальные структуры гуманистской психологии проходят «крещение» у христиан, упускается базовое утверждение, заложенное в основу человеческой мотивации — «больше, чем Бог». Например, многие христианские душепопечители возводят желание любви в ранг абсолютов. Они видят, что падшие и проклятые люди ищут стабильности, любви, принятия, ободрения и подобных благословений в пустых идолах. Как посвященные консультанты, они стремятся к тому, чтобы указывать людям на доверие Богу, а не на своих идолов. Но они необоснованно допускают существование присущего желания любви как основы последующего разделения сердца между верой и идолопоклонством.

Согласно этой теории, нужда в любви заложена в нас Богом, а идолопоклонство является неправильным путем восполнения нашей законной нужды. Если мы не проявляем любви к ближнему, то это потому, что наша нужда (или нужды) не была восполнена. Евангелие Христа преподносится как правильный путь восполнения этой нужды, а наши идолы — это неправильные пути восполнения наших законных нужд. Идолопоклонство становится побочным продуктом, инструментом в восполнении нужд, поэтому покаяние отодвигается на задний план. Удовлетворение наших законных нужд становится основой Божьей благой вести во Христе. Но в Библии, тем не менее, идолопоклонство является основным фактором мотивации. Мы не любим людей и Бога потому, что мы идолопоклонники. Мы находимся в опасном положении: под проклятием Бога среди таких же эгоистичных людей, как и мы сами. Мы становимся отчужденными от Бога и от людей. Любовь Божья учит тому, что мы должны покаяться в нашей нужде или вожделении «любви», получить милосердную настоящую любовь и научиться дарить любовь, а не только ее принимать.

Люди стремятся получить что-то хорошее, следуют за лжебогами (включая любовь), пытаясь избежать Божьих установлений. Психологии, говорящие о нужде в любви, нисколько не разрушают, а, наоборот, питают присущую людям внутреннюю святыню идолопоклонства. Логика таких теорий аналогична лжеевангелию благосостояния: Иисус дает нам то, что мы очень сильно хотим, никогда не ставя под сомнение наши желания.

Не удивительно, что психология нужд затрагивает тех опекаемых, которые особым образом настроены на волну так называемых внутренних идолов. Таким теориям недостает эффективности и привлекательности в тех культурах, где царствующими идолами являются не внутренние идолы, связанные с удовлетворением личной сферы человека, но такие, например, как идол власти, статуса, чувственных наслаждений, успеха или денег. Система «нужды в любви» должна объяснить это, например, тем, что все эти идолы являются ничем иным, как неправильным проявлением «реальной нужды», которая движет людьми, или попытками ее компенсировать.

Библия смотрит на все это гораздо проще. Любой идол независимо от других может завладевать сердцем человека. Идолы частично могут умалять друг друга, например, человеку, у которого проблема пристрастия к порнографии, можно значительно помочь, если он осознает и покается в том, что это его стремление является всего лишь вспышкой раздражения вследствие не восполненного желания жениться, которое он не никогда не считал идолопоклонническим. Идолы могут выстраиваться в целые идолопоклоннические пирамиды. Но сексуальная похоть занимает почетное место во всей этой системе. Библейское понимание идолопоклонства объясняет почему модели нужд кажутся правдоподобными и полностью их меняет. В библейской реальности — то есть, в реальности как таковой, другими словами — нет такого, как нейтральная, нормальная, законная нужда в любви в корне человеческой мотивации.

Библейская тема идолопоклонства предоставляет нам сильное средство для понимания истоков и мотивов греховного поведения. Причины определенных грехов, или «биологических импульсов», или «психодинамических внутренних порывов», или «социокультурных обуславливающих внешних факторов», или же «демонических искушений и атак», можно глубоко понять через призму идолопоклонства. Такое понимание готовит почву для христианского консультирования, христианского не только на словах, но и на деле, консультирования, которое становится служением многогранного Евангелия Иисуса Христа.

 

Учебная иллюстрация и анализ

На примере учебной иллюстрации об израненном человеке, исполненного гневом и страхами, я хочу более детально отобразить связь «мира» с «сердцем» в процессе формирования моделей поведения, эмоциональных реакций, мышления и отношений.

Джону 33 года. Восемь лет назад он женился на Эллен. У них двое детей. Он посвященный христианин. Много времени он уделяет церкви, половину из которого работает администратором и бригадиром строительства, а вторую половину посвящает служению милосердия в бедном квартале города. После очередного взрыва в семейных отношениях Джон и Эллен обратились за помощью к консультанту. Во время последней ссоры Джон разозлился и побил жену. Конфликт закончился тем, что он ушел со словами: «я никогда не вернусь». Но через три дня явился исполненный чувства вины, угрызений совести, ощущая себя полным неудачником.

Семейные проблемы усугубили уже существующие проблемы: гнева, депрессии, неспособности к глубокому примирению, угрозы насилия сменяющиеся угрозами самоубийства, трудоголизм чередующийся с желанием уйти от действительности (эскапизм), умеренные дозы спиртных напитков при стрессах, плохое общение в общем, увлечение порнографией, одиночество.

У Джона нет близких друзей. Несколько лет назад у него были интимные отношения с женщиной, с которой он работал в служении: «Я знаю, это было неправильно, но я настолько сочувствовал ее тяжелому положению, что это пробудило во мне желание утешить ее физически». Джон разорвал эти отношения, и Эллен простила, но оба понимали, что осадок вины и недоверия остался.

Вспышки гнева сменялись апатией. С одной стороны, он мог быть резким, непримиримым, гневным, манипулирующим. С другой, уходил в себя, испытывал боль, беспокойство, вину, страх перед людьми. Он колебался между вспышками раздражения на Эллен за то, что она «пилила его, указывала что делать, пыталась контролировать, не поддерживала, не выслушивала», и депрессией из-за своих грехов. Их поведение создавало систему, которая кормила и усиливала худшее друг в друге.

Джон вырос в мирской еврейской рабочей семье. Он был поздним ребенком, его матери было 42, а отцу 52, когда он родился. Сразу же после рождения сына, благодаря упорному труду и бережливости, они купили дом в довольно таки богатом районе города. Отец Джона был очень критичным человеком, угодить ему было невозможно. «Если я получал все пятерки и одну четверку, то он видел только четверку и спрашивал: «Что это такое?». Если я косил лужайку, то он обязательно находил место, которое я пропустил».

«После выхода на пенсию в возрасте 70 лет, отец стал мягче, плюс я стал христианином и старался простить его. Это благотворно сказалось на наших отношениях, последние пять лет его жизни они были лучше».

«Мать была доброжелательной, приятной женщиной, но очень запугана отцом. В старших классах школы все считали, что я со странностями: Я никогда не дотягивался до ценностей того общества, не вписывался, другими словами. Я был слишком умным, некрасивым, стеснительным, неуклюжим, бедным».

На первом курсе колледжа Джон стал христианином и сразу же потянулся служить бедным и отверженным. «У меня нет сочувствия к богатым горожанам, я люблю бедных, матерей одиночек, бывших наркоманов, алкоголиков, заключенных, пациентов психиатрических больниц, сирот и вдов, калек и неудачников». Его посвящение христианскому служению очень сильное и доминирующее. Он любит Иисуса Христа, верит Евангелию, желает благовествовать. Он знает, что его поведение бывает греховным, но чувствует себя как в ловушке. «Я несознательно что-то делаю, а потом чувствую вину. И так все время!»

Финансово Джон и Эллен не очень обеспеченные люди. Нельзя сказать, что деньги они тратят необдуманно, но постоянно сталкиваются с ситуациями, решение которых влияет на их материальную сферу жизни: оплата детского зубного врача, нужно ли покупать дом, ехать в отпуск, сколько часов в неделю Эллен должна работать, могут ли они себе позволить давать десятину, нужно ли купить детям видео. Сейчас в основном они сводят концы с концами, но часто переживают стрессы из-за нехватки финансов.

Как христианский консультант должен понять Джона, чтобы правильно ему помочь?

 

«Ярмарка тщеславия»: социология идолопоклонства

Идолы определяют добро и зло противоположно Божьим стандартам. Они устанавливают земной центр контроля, направленный, например, на какие-то земные блага (богатство), или людей (я должен угодить моему отцу), или себя (самоуверенное достижение своих целей). Такие лжебоги создают лжезаконы, лжеопределения успеха и неудач, ценностей и пороков. Идолы обещают благословения и угрожают проклятиями тем, которые идут против их законов: «Ты будешь чувствовать себя безопасно, если у тебя будет… Если я заслужу уважение нужных мне людей, тогда моя жизнь будет иметь смысл». Многие идолопоклоннические ценности влияли и продолжают оказывать давление на Джона пугая его, контролируя, порабощая, обольщая, удерживая.

Перфекционистские требования его отца стали одним из основных, укоренившихся в Джоне идолов: «Ты должен угождать мне так, как я этого захочу!» Джон принял греховное ложное требование своего отца. С психологической точки зрения у Джона возник «страх перед людьми» — «идол сердца». Давление и несправедливость — такими словами можно описать требовательность его отца. Его стиль лидерства был авторитарным (царь-тиран вместо царя-слуги, заботящегося о благосостоянии своего сына), он лгал, порабощал, осуждал. «Помню, бывало, я лежал на кровати, а мой отец гневно читал мне лекции». Джон был поставлен в такие условия, где мнение других людей было очень важным. И… Джон купил идола. То есть, одновременно он является жертвой ситуации и ответственным за свое решение принять идола. Джон переживал сильное разрушительное влияние идолопоклоннической системы его семьи. Интуитивно он «купился» на этих идолов и создал своих соревнующихся идолов.

Со временем отношения меняются. Отношение Джона к критичности отца переживало различные этапы и моменты. Временами Джон преуспевал в угождении своему отцу и чувствовал себя прекрасно. Бывали случаи, когда от отца он слышал только укоры по поводу «женской эмоциональности». Иногда его желание угодить отцу пересиливало все остальное. Однажды он посвятил все лето, безуспешно пытаясь научиться играть в баскетбол не «как шестилетняя девчонка». В такой атмосфере у Джона выработались некоторые классические симптомы «низкой самооценки».

Бывали также случаи, когда Джон восставал против отца и его ненасытных требований. Его бунтарство было очень искусным, Джон подключил сюда весь свой ум, волю и творчество. В подростковом возрасте он сводил отца с ума рок музыкой, странной одеждой и прическами, политикой левого крыла и марихуаной. Один идол — «Я должен угождать моему отцу» — привел к другому — «Я буду делать, что хочу, буду выступать против отца!»

Даже в обращении Джона в христианство есть моменты, которые можно расценить, как противление власти отца и его мирским, еврейским традициям. Христианство временами выступало в качестве «жала» для отца. Идолы меняются. Положение бунтовщика стало доминирующим посвящением в жизни Джона, и именно оно поддерживало хоть даже малое, но противление, которое он до сих пор испытывает, вспоминая отношения с отцом, который умер пять лет назад. Но бунт не существует в чистом виде, к нему могут примешиваться сожаления, чувство подавленности из-за неудач или даже благие и милосердные желания. «Иногда я думаю, что обрел мир с отцом — открытый, милостивый мир, который Христос взрастил во мне. В других случаях я знаю, что утратил его и веду себя как израненное гордое животное, каким я однажды был».

Отец Джона также менялся на протяжении жизни. С возрастом он смягчался, становился добродушнее. Христианская вера Джона с одной стороны и растущее добродушие отца с другой благотворно повлияли на их взаимоотношения, внеся в них определенную меру доброты и прощения. Они стали мирными, но не теплыми. Идолы обладают историей, жизнью. Ярмарка тщеславия развивается. Требовательность отца ослабла и сменилась другим идолом: его желанием наслаждаться теплом семьи и удовольствиями пенсии. Наши сердца также постоянно изменяются. Подросток с желанием угодить становится молодым мужчиной, которого разрывают два желания: угодить и восстать. И эти желания продолжают преследовать его даже после смерти его земного отца. Джон одновременно стремится заслужить одобрение и уважение других людей, и все же восстает и изолирует себя в своей гордости.

 

Многочисленные идолы

Идолы осаждают нас. Идолопоклоннические модели поведения Джона по отношению к отцу проявляются также и в его взаимоотношениях с другими людьми. У Джона были постоянные проблемы с начальством в школе, в армии, на работе и в церкви. Такие же проблемы возникали в отношениях с женой, друзьями и даже детьми. Естественно, все это он приносит и на встречи по душепопечению, создавая тем самым трудности в развитии доверительных отношений. Он продолжает проявлять типичный набор проблем, связанных с вышеуказанными: раболепное желание получить одобрение, скрытое подозрение, что этого не произойдет, упрямая независимость.

Мы довольно детально поговорили о том, каким образом требовательность отца создавала идолопоклонническую систему, которая выставила свои требования в стремлениях Джона. Мы не будем подробно останавливаться на других влияющих факторах, хотя каждый может быть исследован детально. Пассивность матери в конфликтных ситуациях предоставила модель поведения, которая все еще проскальзывает в конфликтных ситуациях Джона с Эллен. «Буржуазные ценности» культуры школьного периода: свидания, спорт, секс, внешний вид, одежда, деньги — утвердили в нем неудачника и питали его бунтарский дух и унизительное чувство неадекватности. Он поддался буржуазным ценностям, не смог их осилить и восстал против них, принимая альтернативную систему ценностей мира наркоманов, в которой и преуспел. В итоге, он восстал против того и другого, изолировался в своем одиноком мире, что приносило ему то успех, то неудачи. Все это происходило одновременно и последовательно.

Даже ценности контркультуры его субкультуры «радикального христианства» частично можно воспринимать как идолопоклонническое сужение христианской жизни, как реакцию противоположному идолопоклонническому равенству Христианства и американской мечты. Определенные библейские блага превозносятся и вытесняют другие библейские блага. Различными способами Джон продолжает тройную игру. Во-первых, он по обыкновению восстает против определенной доминирующей культуры «преуспевающих людей». Во-вторых, свою значимость он обретает в утверждении субкультуры «нищих». В-третьих, такая своеобразная гордость побуждает его работать, созидая культуру «одного», в которой он будет королем, и его мнение по любому поводу, начиная с еды и заканчивая эсхатологией, будет неоспоримой истиной.

«Кто может понять сердце человека?!» И кто может понять мир, ведущий переговоры с таким сердцем?! Джон и множество сил, влияющих на него, не поддаются исчерпывающему и рациональному анализу. Все же мы можем объяснить многое из того, что происходит в его сложном сердце и мире, и этого будет достаточно, чтобы помочь ему. Джон сейчас отличается от того Джона, каким он был на определенном отрезке истории своей жизни в прошлом. Нужно смотреть на жизнь Джона с библейской точки зрения. Мудрость, сладкая и питательная как мед, может показать всю истину, обличить и принести удовлетворение. Джон может научиться жить, думать и действовать согласно этой мудрости.

Другие идолопоклоннические системы также влияют на Джона. Некоторые из них — это те игроки, которых Буньян описывает в «Путешествии пилигрима» (ярмарка тщеславия): присущие определенной культуре отношения, ценности, страхи и возможности, которые крутятся вокруг денег, секса, еды, власти, успеха или комфорта. Определенные идолы «приятной наружности» — средства массовой информации, профессиональный спорт, алкогольные напитки — пытаются захватить Джона, предлагая временное вознаграждение и ложное «спасение» от давления жестоких и ужасных идолов, которые порабощают его и время от времени мучают мыслями: «Я должен показать и доказать, чего я заслуживаю. Все уважаемые мной люди должны меня любить. Что если у меня не получится?»

Другие идолопоклоннические системы, которые влияют на Джона каждый день, видны в его браке и семейной жизни. Ценности и желания Эллен и детей провоцируют Джона и формируют определенные убеждения. Если Эллен волнуется о деньгах, если дети ноют и жалуются, что им не покупают то, что они хотят, если Эллен ворчит на Джона, ожидая моральных изменений в его поведении, то Джон в свою очередь волнуется, сердится, жалуется, впадает в унынье, защищается, отрицает и т. д., в зависимости от того, каким образом ему удается взаимодействовать с людьми в конкретном микро обществе.

Такой способ исследования «Что движет мной?» является «социологическим». Лжебоги очень заразительны. Именно поэтому и Ветхий, и Новый Заветы обилуют предостережениями против общения с языческими культурами, идолопоклонниками, глупцами, лжеучителями, злыми людьми и т. п. Наши враги не только причиняют нам боль, но и искушают нас уподобляться им. Лжеголоса — это не галлюцинации, не плод нашего воображения. «Мир» побуждает «плоть» воздвигнуть монолит зла: фабрику идолов вместо престола истинного Бога.

Мы должны хорошо знать, какие альтернативные боги могут завладеть вниманием людей, если мы хотим помочь им слышать и видеть истинного Бога. Влияние и сила лжебогов ни в коем случае не оправдывает наш грех. Но они питают, обостряют и направляют нашу греховность в определенном русле. Это часто происходит незаметно и неосознанно. Глубокое покаяние происходит тогда, когда я вижу свое искаженное понимание и влияние на меня неправильных взглядов других людей. И то, и другое является искушением для меня, и я должен с этим бороться.

Писание уделяет должное внимание социологическому влиянию, не вступая в компромисс с ответственностью человека. Но, конечно же, идолы, которые находятся «здесь», в наших сердцах определяют направление нашей жизни. В приведенной выше иллюстрации сердце Джона реагировало на окружающее тем, что идолы все больше и больше внедрялись и захватывали его сердце. Конечно же, полностью разграничить влияние окружающего и идолов невозможно, но в следующем разделе мы более детально рассмотрим психологию идолопоклонства.

 

Идолы сердца: психология идолопоклонства

Если схематично описать идолопоклонническую систему Джона, то можно сказать, что он принимал идолов, с которыми сталкивался в жизни, и творчески создавал своих. Взаимодействуя с различными системами ценностей, он реагировал по-разному, но в каждом случае принимал и служил небиблейским ценностям. Его жизнь оправдывает и утверждает его ложные суждения. Его сердце разделилось между истинным Богом и идолами. Христианин ли он? Да, но в нем должно произойти обновление и замещение существующих идолов верой во Христа. Есть в его жизни определенные добрые плоды, но также присутствует и исполнение желаний плоти.

Идолы не существуют сами по себе. Наша жизнь кишит ими. Психологически Джоном владеет целый набор лжебогов. Например, обычно он колеблется между гордостью и страхом перед людьми. Гордость или «игра в Бога» рождает определенный набор грехов: гнев, манипуляции, стремление контролировать людей и обстоятельства, противление родителям и властям, тип личности (А, Б и др.) и т. д. Страх перед людьми или «возведение кого-либо в боги» порождает другой набор грехов: застенчивость, страхи, депрессии, неудачи, беспокойство, уход в себя, чувство неполноценности, изменчивое поведение. Все это порождает стремление к «перфекционизму» с его требовательностью и беспокойством: «Я играю перед тобой, а ты передо мной».

Многие другие боги ожидают своей очереди, включаясь время от времени в жизненную драму Джона. Временами богом становится избежание всех сложностей, навлеченных всеми идолами, и обретение комфорта. Это ощущение дают видео игры, телевизор, алкоголь, порнография и др. Бывают минуты, когда помощь людям полностью захватывает его, он с «завидным» рвением хватается за служение, раздражаясь на всякого рода препятствия, склоняясь к мессианству (прелюбодейному), оправдывая любые сомнительные поступки огромной важностью и значимостью «своего служения». Конечно же, это только пример. Любой из множества меньших богов может проявлять себя в храме его сердца в зависимости от обстоятельств: транспорта, погоды, отношения жены, проблем детей в школе.

В реальности все очень сложно! Даже описывая общую картину жизни Джона, мы увидели, что она строится на мозаике множества идолов. Существует ли иерархия идолов, есть ли среди всего их разнообразия доминирующие? Да, определенные темы нитью тянутся по всей жизни Джона. Из-за множества сдерживающих его идолов, Джона нельзя определить в четкие рамки какого-либо «типа личности», разве только в каком-то общем смысле. Некоторые идолы являются доминирующими в жизни Джона. Гордость (игра в бога) и страх перед людьми (я ставлю тебя богом) являются решающими. В жизни Джона постоянно проявляются темы: «я хочу, чтобы все было по-моему», и «как лучше выглядеть в твоих глазах?». Требования и страхи сменяют друг друга. Доминирующими идолами время от времени становятся сексуальные наслаждения, деньги и др., но их характер не так четко выражен в жизни Джона, хотя они могут очень сильно проявляться в жизни других людей.

Поражает то, что библейские категории (мотивация идолов, в данном случае) очень реальны и не являются домыслами абстрактных типологий. Они рассматривают основные моменты сходства между людьми. Сейчас психология очень распространена и популярна в нашей культуре, и мы уже привыкли к определенному анализу людей согласно типам. Вот человек типа А, вот услужливый, этот контролирующий. А у этого человека выражена комбинация двух типов: меланхолика и холерика. Он типичный представитель семей алкоголиков. Корень его греха — гнев. Его проблема — низкая самооценка и т. д. и т. п. Обычно такие утверждения очень весомые в глазах людей. Фактически, они ничего не объясняют, а лишь описывают определенный набор симптомов.

 

Коренные идолы?

У нас может возникнуть искушение перенести идею типов на описание идолов и сказать: корень его проблемы — идол… Но Библия раскрывает другой взгляд на понимание человеческого сердца. Мы лишь можем сказать: «Его самым характерным идолом является… обычно…, но в других случаях!..» Для чисто эвристических целей полезно будет заметить, что один человек настроен, например, на идолов близости, другой на идолов власти, третий на идолов комфорта, удовольствий, религии и т.д. Стиль греха человека — «характер плоти», как назвал это Ричард Лавлейс — обычно строится на конкретных доминирующих идолах.

Греху также присуще и творчество. Мы не должны забывать, что общая картина греха, описанная в Библии — это не типология отличий между людьми, но итог, который выделяет нашу общую черту: все отвернулись от Бога, каждый на свою дорогу, делают то, что справедливо в их глазах. При таком раскладе храм просто изобилует потенциальными идолами и лжебогами. Буйные растущие желания плоти сражаются с Духом, настойчиво требуя подчинения веры и послушания.

Типологии являются псевдо объяснениями. Они описывают, но не производят анализ, хотя, как концептуальные средства для различных психологий и психотерапий, претендуют на хорошее объяснение. Самое лучшее, на что способны типологии, — это описать синдромы, то есть, обычные модели совмещения плодов и жизненного опыта. Современные типологии не помогают открывать реальные проблемы в жизни реальных людей. В лучшем случае они дают, хотя излишнее, но хорошее описание и глубокое познание человека. В худшем они дают нам неправильное понимание концепций и уводят в неправильном направлении, так как обходят вопросы идолопоклонства.

Как же мы объясним тот факт, что все мы чем-то отличаемся от Джона, хотя несем в себе общий набор идолопоклоннических тенденций: многочисленные формы гордости и страхов перед людьми; стремление к чувственным наслаждениям; любовь к деньгам; самонадеянность и уверенность в своих взглядах, планах и способностях; неправильный взгляд на Бога, основанный на нашем опыте и желаниях; желание быть действительно праведным, достойным и уважаемым и т. п.?

Как тонко подметил Джей Адамс, говоря об общих чертах, присущих отдельным стилям греха:

Таким образом, грех, во всех его измерениях, является проблемой, с которой должен бороться каждый христианский душепопечитель. Именно разнообразие общих тем греха делает душепопечение таким сложным. Все рождены грешниками и вовлечены в одни и те же греховные практики и стратегии, но у каждого конкретного человека развивается свой стиль греха. Стили греха (и его стратегии) у каждого человека будут свои; но за ними прослеживается определенная общая всем тематика.

 

«Соседи» на ярмарке тщеславия

Каким же образом развиваются индивидуальные стили греха? Конечно же, «соседи» на ярмарке тщеславия могут способствовать укреплению различных идолов. Я думаю нас не удивит, что требовательность и недовольство отца Джона способствовало развитию и укреплению идола в сердце Джона — страха перед людьми. Все же из-за продолжающегося взаимодействия сердца, производящего идолов, с окружающей средой, предлагающей идолов, другой ребенок может вырасти с очень принимающими родителями, и «страх перед людьми» будет укрепляться в форме страстного желания никогда не испытывать поражения и всегда быть принятым. Наши идолы, с одной стороны, жаждут того, чего у нас нет, а с другой, крепко держатся за то, что у нас есть.

Многие нюансы нашего идолопоклонства формируются обществом, теми возможностями и ценностями, которые оно нам предлагает. Например, не удивительно, что очень много людей станут гомосексуалистами (или блудниками, или пристрастятся к порнографии, или т. п.) в культуре, в которой доступны, законны или считаются нормой определенные формы сексуальных грехов. Например, Джон вырос в семье, которая в умеренной степени была охвачена стремлением к академическим и профессиональным достижениям. Его соседи, возможно, росли в семье, где практиковался уход от проблем к сиюминутным удовольствиям, и это учило их, что жизнь — это веселые вечеринки с пивом и просмотр спортивных матчей. Одни и те же идолы могут приводить к разным плодам в жизни разных людей. Например, в наше время Ваал не является больше угрозой в создании «религиозных» форм идолопоклонства, но такой угрозой являются мормоны.

В большинстве своем все вариации усиливаются жизненным опытом: трагедиями или спокойной жизнью, болезнями или хорошим здоровьем, богатством или бедностью, жизнью в Нью-Йорке, Айове или Уганде, средним образованием или аспирантурой, первенец вы или восьмой ребенок в семье, мужчина или женщина, рождены в 1500 или же в 1720, 1920, 1960 году и т. д. Также разнообразие связано с наследственными особенностями и темпераментом: интеллект, физические возможности, таланты и способности, метаболизм и гормональные особенности работы организма и т.д. И последнее, уникальный выбор возможностей и путей, который открывается перед человеком в мире, обеспечивает бесчисленное множество вариаций общих библейских категорий.

Диагностические категории, которые проникают до сути проблемы — это категории «вера — идолы». Именно эти категории мы и используем, так как только они могут охватить изменчивость и относительную стабильность мира Джона, плоти, дьявола с одной стороны, и истинного Бога-Спасителя — с другой. Они применимы к каждому человеку, просто и доступно объясняют все сложные моменты. Библия говорит о каждом из нас, несмотря на то что мы все разные.

 

Другие взгляды на диагностику и евангелие: многостороннее толкование

Как мы указывали, набор поведенческих реакций Джона, его отношений, знаний, ценностей, суждений, эмоций, влияний и т. д. можно детально рассмотреть через призму библейского понимания идолопоклонства. Взаимодействие конкретных идолов сердца Джона с конкретными идолами среды, в которой он находится, приводит к разрушению его жизни. Грех является результатом слияния неправильно сориентированных сердечных мотивов с социокультурными системами всех уровней. В этой статье я хотел раскрыть глубокую связь между плотью и миром. Но я хочу также признать существование других подходов в рассмотрении этого вопроса.

Я оставил без внимания немаловажную связь между дьяволом с одной стороны, миром и плотью с другой в развитии дисфункциональной греховной жизни. «Кто управляет мной?» подразумевает осознание духовных сил. Идолы и демоны идут рука об руку в поклонении лжебогам. Не удивительно, что функциональное господство сатаны в одинаковой степени очевидно также и в более утонченных стилях идолопоклонства, порабощающего Джона. Означает ли это, что Джон одержим демонами, и ему необходимо изгнание нечистых духов (экзорцизм)? Конечно же, нет. Но, когда мы испытываем, например, страх или гнев, мы уподобляемся образу сатаны, а не образу Бога. В борьбе с сатаной нужны такие же приемы и методы, как и в борьбе с миром и плотью. В конечном итоге, ответом на это является разумная вера в Евангелие Иисуса Христа. Осознание постоянно происходящей духовной войны подчеркивает тот факт, что христианское душепопечение — это служение молитвы. Осознание реальности духовной войны также помогает нам противостоять искушениям бихевиористской науки размышлять о людях в психосоциальных рамках, не проявляя должного уважения Богу.

Всевозможными хитростями и уловками сатана пытается установить свое господство над людьми. Он последовательно и систематично работает над тем, чтобы разрушить отношения Джона с другими людьми, привести его к вопиющим грехам, обмануть, исказить его мышление и восприятие, обвинить, привести в отчаяние и уныние, запутать, нормальные желания превратить в похоти и «нужды» и т. п. До этого момента эта статья раскрывала проблему идолопоклонства, принимая во внимание плоть и мир. Сатана завершает библейскую картину мотивации поведения, включающую три элемента.

Также до этого момента не затрагивались все подробности влияния состояния здоровья Джона (или соматическое влияние) на его жизнь. Обострению его проблем способствовали аллергии, переутомление, неправильное питание, сексуальная неудовлетворенность, малоподвижный образ жизни. Глубокий анализ проблем раздражительности, приступов депрессии, семейных конфликтов и сексуальных вожделений будет постоянно обращать наше внимание на вероятность влияния соматического аспекта. Тот факт, что умеренное потребление кофе и сахара, регулярный отдых, сексуальная жизнь и физические нагрузки облегчают симптомы, подтверждает влияние физического состояния на его проблемы. Соматические факторы влияют на «количество» проблем Джона, но они не создают «качества» его проблем. Раздражительность может привести к вспышкам ярости и проклятиям. Приступы хандры могут привести к беспросветному отчаянию. Склонность смотреть с вожделением на женщин может привести к покупке порножурналов. Физическое состояние Джона может обострять или облегчать его греховную жизнь. Но физическое состояние само по себе не порождает грехов.

 

Роль воли

Еще один фактор остался без должного внимания — это воля Джона, степень ее проявления и контроля над его поведением. Как я указал выше, тот факт, что мы уделяем много внимания библейскому пониманию мотивов сердца и мира, не является тактическим ходом вытеснения ответственности человека из библейской картины понимания проблем. Джон делает свой выбор, даже когда он идет по хорошо натоптанным дорогам, где, кажется, не существует никаких разветвлений. В различные периоды своей жизни Джон работал над самодисциплиной. Он знает, что хорошо, и что плохо. Он может припомнить многие ситуации, когда он по своему упрямству выбирал неправильные поступки. Хотя, также, он может припомнить много случаев, когда он сознательно по вере во Христа выбирал правильную дорогу.

Признание выбора не отрицает силы влияния мира, плоти и дьявола. Чем больше Джон узнает себя и окружающую его среду, тем больше он осознает реальность выбора, который всегда перед ним стоит. Одна из целей работы над доминирующими идолами (идолопоклонническими желаниями, надеждами, страхами, ожиданиями и целями, которые овладевают людьми) состоит в том, чтобы как можно полнее раскрыть картину выбора в жизни Джона: что он выбирал, чему отдавал предпочтение. Освящение расширяет границы осознанного выбора и библейского самообладания в жизни человека.

Также до этого момента мы не упоминали о провидении Божьем, о том, через что Бог проводит человека в изменениях. Обращение к Богу — дар свыше. У Джона появилась свобода от греха, радость во Христе, растущая любовь к людям. У него были «прекрасные времена» в христианской жизни: времена библейского видения, ощущения любви и свободы после хорошей проповеди, конференции или в результате необъяснимых моментов открытости его сердца перед Богом.

Но изменения в жизни Джона, — являются ли они результатом побед в духовной войне, или психологическими изменениями, или же достигнуты усилием воли, или благодаря особым моментам близости с Богом — кажется, происходят «случайно». Эти четыре парадигмы и являются основой, на которой Джон строит свое понимание проблем и изменений. Он знает, что в его жизни не происходят постоянные, последовательные, хорошие изменения сердца. Жизнь Джона представляет собой сплошной хаос с короткими периодами облегчения. В этой статье я хотел описать несколько элементов, которые могут помочь сделать наши перемены реальными, последовательными, внутренними и сознательными. Мои наблюдения за такими людьми как Джон в и вне церкви показывают, что они склонны быть слепыми к тому, что ими движет. Это интересный, но распространенный феномен, когда библейски образованные люди не видят идолов своего сердца и не замечают искушений окружающего их мира (ярмарки суеты). Джон активный, импульсивный, эмоциональный. Он относительно мало знает о Божьем отношении к тому, что происходит в его сердце и в его мире. На вопрос: «В чем состоит план Бога для моей жизни?» часто можно ответить уверенно только тогда, когда начинаешь понимать характерные темы, проявляющиеся в твоей жизни.

Мой анализ в основном носит психосоциальный характер (заветный психосоциальный характер: Бог — идолы!). Полный библейский анализ проблем Джона должен носить психосоциальносоматический характер плюс анализ воли/выбора и опыта. Если мы зададимся целью понять значимость и вес каждой составляющей, то, в таком случае, мы будем искать что-то совершенно неуловимое, несмотря на существование различных теорий социологов по этому вопросу. Но ответ Библии всегда актуален и применим: оставьте идолов и обратитесь к живому Богу, обновитесь умом и сердцем в истине (и все, что включает в себя фраза «покайтесь и верьте»).

 

Вопрос господства

Хотя очень полезно поговорить об этих двух сторонах человеческой мотивации, мы не должны забывать о том, что мы фокусируем свое внимание на нескольких аспектах одного целого. В этой статье я подчеркнул связь между сердцем и социальной средой, чему Библия уделяет огромное внимание. Но вопрос о человеческой мотивации в конечном итоге является вопросом господства: живая вера в истинного Бога или вера в идолов и лжебогов. Это можно рассматривать с разных сторон:

1. Господство через призму нашего сердца: исполненная благодати, «прямая и конкретная» воля Духа или буйные идолопоклоннические желания моей плоти.

2. Господство через призму социального влияния: социальное влияние Царства Божьего и тела Христа или поглощение нами моделей и ценностей царств нашего мира (микроцарств: семьи, друзей, соседей, школы, работы, культуры народа, социального слоя общества, национальности и т. д.)

3. Господство через призму духовного влияния: хороший царь Иисус или тиран сатана.

4. Господство через призму соматического влияния: переживание физической боли с надежде на воскресение или чрезмерная поглощенность болями, наслаждениями, лишениями и желаниями.

5. Господство через призму волевого выбора: сознательная вера обетованиям Божьим и послушание Божьей воле или вера и выбор с целью удовлетворения спонтанно возникающих желаний — «путь, кажущийся человеку прямым».

6. Господство через призму опыта общения с Богом: учиться радоваться в Боге среди благословений, каяться и доверять Богу среди страданий или становиться высокомерным, гордым и самонадеянным, когда все идет так, как мы задумали и депрессивным, гневным, испытывать страх, когда жизнь приносит боль и неуверенность.

 

Хотя эта статья в основном посвящена взаимодействию первых двух примеров (сердце и окружающее), я намеревался не сузить, а наоборот — расширить и углубить наше понимание жизни Джона. Весь мир и его жизнь мы можем вместить в рамки библейских концепций. Кажущиеся парадоксы исчезают, когда мы понимаем, что поведение является управляемым и контролируемым. Джон несет полную ответственность за то, что он делает. Внутренняя жизнь Джона полна извращений и слепых необдуманных поступков. Его состояние находится под постоянным влиянием искушений и обмана внешнего мира. Джон — христианин. Дух и Слово Божье могут очень сильно работать над изменением его внутреннего мира и ценностей, освобождая его таким образом от контроля и влияния окружающей среды.

 

Идолопоклонство и служение Евангелия Иисуса Христа

В этой статье основное свое внимание я уделил вопросам диагностики: библейского понимания людей. Но библейский диагноз подразумевает и библейское решение. Библейское понимание людей дает нам возможность правильного применения Евангелия в решении проблем человека.

Перед христианскими душепопечителями стоит трудная задача конкретного и точного применения Евангелия любви Божьей. Есть много ошибочных, неадекватных и извращенных идей, так как Евангелие может быть легко изувечено при неправильном восприятии и заблуждении относительно идолов сердца и ярмарки суеты. Но, если мы правильно рассматриваем взаимосвязь ответственного поведения, обманчивых внутренних мотивов и сильного влияния среды, тогда богатство Евангелия становится бесценным для решения проблем людей. То, что когда-то было «сухим знанием или доктриной», наполняется мудростью, становится важным, значимым, дает надежду, радость и жизнь. Люди видят, что Евангелие намного богаче, чем просто «билет в небеса» и механическое прощение за повторяющиеся грехи.

Сколько таких людей как Джон страдают от чувства вины за разрушительные, кажется, незыблемые модели поведения? Но, когда Джон увидит истинную картину своего сердца, он действительно осознает свою огромную нужду в Спасителе, нужду в избавлении от порабощающих сил. Христос Своей силой работает в людях, которые осознают с Нем реальную нужду. Мы, христианские душепопечители, в нашей жизни и нашем консультировании часто не представляем Евангелие конкретно и применимо к ситуации. Среди христиан существуют две основные тенденции в этом вопросе: акцент на психологию или на мораль.

Христианские душепопечители психологической направленности обычно проявляют искренний интерес к мотивации проблемного поведения. Они пытаются работать с внешними и внутренними факторами, которые структурируют и побуждают к определенному поведению.

Хотя при этом душепопечители психологической направленности дают неправильное объяснение проблем сердца. Категории «нужд» имеют тенденцию замещать библейские категории — идолопоклонства, вожделения плоти, страха перед людьми и т. д., которые направляют человека прямо к Богу. Также, внешние факторы: случаи насилия, плохой пример, нездоровая семья приобретают более определяющий характер, чем им предписывает Библия.

Эти взгляды на внешнюю и внутреннюю мотивацию являются прекрасным объяснением проблем поведения и эмоций. «Ты чувствуешь себя ужасно и ведешь себя плохо потому, что твоя семья не смогла восполнить твои нужды». Логика терапии соответствует логике диагностики: «Я принимаю тебя, и Бог принимает тебя. Ты можешь получить восполнение своих нужд, и ты можешь меняться в том, что ты чувствуешь и в том, как действуешь». Ответственность за поведение сводится к нулю, и процесс изменений становится больше процессом восполнения нужд, чем сознательного покаяния (metanoia) и обновления ума во Христе.

 

Что такое Евангелие?

Что происходит с Евангелием, когда концепцию идолопоклонства мы оставляем в стороне? Для людей, считающих себя неудачниками, слова «Бог любит тебя» обычно становятся средством восполнения недостатка чувства собственного достоинства. Значимость Евангелия Иисуса Христа — «благодать для грешников и освобождение от последствий влияния на нас греха других людей» — умаляется или даже искажается и становится чем-то вроде «безусловного принятия для людей, которые пострадали от окружающих, не испытавших такого принятия». Евангелие звучит так: «Бог принимает тебя таким, какой ты есть. Он любит тебя безусловной любовью». Это не библейское Евангелие. Божья любовь — это не Роджерианское безусловное хорошее отношение в больших масштабах. Теория нужд и мотивации — в отличие от теории идолопоклонства — искажает Евангелие и представляет его ложным в своей основе.

Евангелие лучше чем безусловная любовь. Евангелие говорит: «Бог принимает тебя так, как и Христос». Христос несет проклятие, которое заслуживаешь ты. Христос полностью угоден Отцу и дает тебе Свою совершенную благость. Христос царствует в силе, только благодаря Ему ты можешь стать чадом Небесного Отца. Он хочет изменить в тебе то, что неприемлемо для Бога. Бог никогда не принимает меня «таким, какой я есть». Он принимает меня «таким, какой я есть в Иисусе». Акценты смещаются. Истинное Евангелие не допускает, чтобы любовь Божья была затянута в воронку ненасытного желания принятия и ценности. Напротив, оно радикально смещает акценты — то, что Библия называет «страхом Господним» или «верой», заставляет людей смотреть вне себя.

Христианские консультанты психологической направленности обычно очень большое внимание уделают тому, чтобы явить Божью любовь людям, которые воспринимают Бога как строжайшего критика, которому невозможно угодить. Но недостаток подхода заключается в том, что они не рассматривают проблемы людей в предложенных в этой статье категориях, а это неизбежно приводит к тенденции либерального подхода к Евангелию. Крест становится просто проявлением Божьей любви. Он теряет свою силу, как заместительная жертва совершенного Агнца, Который призывает меня к покаянию в поглощающем сердце грехе. «И врачуют рану легкомысленно» (Иер. 8:11).

Христианские консультанты морального направления сталкиваются с другой проблемой. Там, где существует моральный подход к решению проблем, прощение Христа применяется в основном к греховным поступкам. В сравнении с психологическим подходом Евангелие носит больше ортодоксальный характер, но масштаб его применения сужается. Приверженцы психологического направления признают сложность нашего внутреннего мира и внешних страданий, хотя искажают эти два понятия. В некотором смысле приверженцы морального подхода неадекватно понимают те аспекты, о которых говорилось в этой статье.

Моральный подход к христианству обычно не учитывает влияние социальной среди и страданий, которые она на нас навлекает. Душепопечители боятся, что такой интерес неизбежно будет ободрять нас перекладывать ответственность и вину на кого-то другого, что так легко и естественно для нашего сердца, и сведут на нет личную ответственность человека. Но они не видят, что понимание зла, с которым мы сталкиваемся, — Ярмарка тщеславия, вращающаяся вокруг нашей жизни, — является важной частью углубления нашей признательности и благодарности Христу. Правильное отношение к тем силам, которые влияют на нас и задуманы (сатаной) для зла, позволяет нам реагировать разумно, ответственно и милостиво. Как показано во многих псалмах, наши страдания являются контекстом, в котором мы испытываем утешающую и изменяющую любовь Божью. Божьи утешения и сила успокаивают нас в наших бедах и трудностях. Мы изменяемся, переживая бедствия, если прибегаем за помощью к Богу и находим убежище в Нем, а не в пустых идолах.

Приверженцы морального подхода к консультированию не уделяют должного внимания аспекту внутренней мотивации. Мотивация сердца может рассматриваться частично при осознании «себя» и «плоти». Но решение всегда рассматривается в рамках «всё или ничего». «Обращение к Богу», «отпусти и предоставь Богу» и «полное подчинение» — эти три понятия рассматривают проблему мотивации через действие «первого благословения» (обращения к Богу) или «второго благословения» (очищения через исполнение Святым Духом). В их понимании Евангелие предназначено для начала христианской жизни или же является поворотным действием освещения (молитва посвящения Богу). Также, не придается большого значения длительному процессу внутреннего обновления, в котором мы все нуждаемся. Иисус говорит нам брать наш крест каждый день, умирать для ложных богов, которых мы же и создаем, и учиться ходить в общении с Тем, Кто исполнен благодати помогать нам. Восприимчивость к Божьей любви — «Господь — Пастырь мой, и я ни в чем не буду нуждаться» — является абсолютно необходимым условием любого активного повиновения Богу.

Я рассмотрел два распространенных подхода к Евангелию Иисуса Христа. Оба дают неадекватное объяснение порочности наших сердец и уязвимости к влиянию внешней среды. Люди производят идолов, покупают их и продают. Мы бродим по суетному городу, на улицах которого люди делают, продают и покупают идолов. Мы покупаем, продаем, ищем, соглашаемся, манипулируем, одалживаем, обманываем, нападаем или убегаем. Но есть большее Евангелие. Во вратах Ярмарки Тщеславия, Христианин встретил человека, который увещевал путников следующими словами:

Да будет всегда перед вашими очами Царство славы, и веруйте твердо в обещанное вам, хотя оно еще невидимо. Остерегайтесь, чтобы ничто мирское не вкралось в сердце ваше. Весьма слабо сердце человеческое и греховно. Устремите взоры ваши к небу и помните, что всякая власть на небе и на земле обещана вам.

Христиан проходит Ярмарку тщеславия окровавленный, но с чистым сердцем. Среди тяжкого сражения с миром, плотью и дьяволом он вспоминает Небесный Иерусалим, к которому он идет, и Господа Иисуса Христа, Который призвал его к жизни.

Библейское Евангелие освобождает от личного греха и ситуационного зла. Библейское понятие внутреннего идолопоклонства помогает людям увидеть свою нужду во Христе, как в милосердном Спасителе от грехов помышлений и действий. Понятие социо-культурно-семейно-этнического идолопоклонства помогает людям увидеть Христа как могущественного освободителя от ложных господ и ложных систем ценностей, которые мы склонны автоматически впитывать. Христианское душепопечение — это душепопечение, которое раскрывает наши мотивы — наши сердца и наш мир — таким образом, что истинное Евангелие является единственно возможным решением.

Print Friendly, PDF & Email
Дэвид Паулисон

Об авторе Дэвид Паулисон

Магистр пасторского служения (M. Div.), доктор философии (Ph. D.), редактор «Журнала по библейскому душепопечению» (The Journal of Biblical Counseling), консультант и преподаватель в школе библейского душепопечения «Фонда христианского душепопечения и образования» (Christian Counseling and Educational Foundation [CCEF]), а также преподаватель практического богословия в Вестминстерской богословской семинарии.
Запись опубликована в рубрике Жизнь христианина. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *