Главное препятствие для прощения (интервью)

obstacleВедущий подкаста Ask Pastor John: Пастор Джон, вы поделились со мной разговором, который имел место недавно между вами и человеком, которого интересовало, может ли он простить отцу, если его отец никогда даже не признал своего проступка. И вы сказали, что разъяснение этой темы было действительно плодотворным как для вас, так и для того человека. Не могли бы вы посвятить и нас в этот разговор и объяснить, почему он был таким полезным и чему нам стоит научиться о прощении других?

Джон Пайпер: Да, верно. Причина, почему тот разговор был полезным, в том, что я увидел его воздействие на мою собственную жизнь, на отношения с женой, детьми, коллегами. Я увидел его отзвук во всем мире. Со мной так очень часто происходит, когда пытаюсь помочь кому-то, кто задал мне вопрос о проблемах в отношениях. Я вынужден применить эти самые вещи к себе и, таким образом, извлеченные уроки не остаются на каком-то теоретическом уровне, пусть даже применимыми к кому-то, но они становятся крайне необходимыми для меня. Вот почему это было для меня так актуально.

Первое, что я сказал ему: «Да, прощение в полной мере предполагает, что другой человек признает, что он поступил против тебя неправильно, раскаивается и просит прощения. Тогда ты прощаешь его по доброй воле, через благодать, из-за того, что Христос сделал для тебя. Так причиненная обида оставляется, откладывается в сторону и не поднимается вновь».

Это полное, глубокое прощение. Иисус говорил об этом в Евангелии от Лк. 17:3,4:

Если же согрешит против тебя брат твой, выговори ему; и если покается, прости ему; и если семь раз в день согрешит против тебя и семь раз в день обратится, и скажет: каюсь, — прости ему.

Но мой друг, который задал мне этот вопрос, спрашивал не о такой ситуации и не о том, где найти благодать прощать семь раз кого-то, кто семь раз кается, но что делать с отцом, который не признает неправильного поступка, не раскаивается, и не просит прощения? Есть ли смысл прощать в этой ситуации? На что тут ориентироваться?

Я ответил, что есть по крайней мере две других библейских категории, кроме прощения, которые должны применяться здесь. Первую я назову «любовь к врагу». И когда я говорю: «Любовь к врагу», я не имею в виду явных врагов, а, скорее, таких людей, как супруги, сыновья, дочери или отцы, как в нашем случае, которые в данный момент действуют как противники. Они ранят вас так, как бы ранил враг. Они не ваши враги в смысле этого слова, в полном его смысле, но, скорее, в конкретный момент они действуют враждебно по отношению к вам.

В таких случаях Библия не просто говорит о прощении. Она говорит о любви к врагу. Иисус сказал: «А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас» (Мф. 5:44). Петр принял это в 1 Петр. 3:9: «Не воздавайте злом за зло или ругательством за ругательство; напротив, благословляйте, зная, что вы к тому призваны, чтобы наследовать благословение».

Мы говорим о том, как относятся к человеку, который не раскаивается, не признает за собой ничего плохого, или, может, он даже радуется, делая зло. И ответ: не воздавайте злом за зло. Но благословляйте. Таким образом, речь не идет о полноценном прощении. Возможно, это стоит назвать «одностороннее прощение». Христианин выбирает не быть карателем, но относиться к другому человеку лучше, чем он того заслуживает, так, как будто ему не причинили боль.

Теперь вторая категория, которая стоит рядом с любовью к врагу и прощением — терпение или стойкость. «Итак облекитесь, как избранные Божии, святые и возлюбленные, в милосердие, благость, смиренномудрие, кротость, долготерпение, снисходя друг другу и прощая взаимно, если кто на кого имеет жалобу: как Христос простил вас, так и вы» (Кол. 3:12,13). В Синодальном переводе «снисходить друг ко другу», что означает «выдерживать». И Павел говорит в 1 Кор. 13:7: «Любовь все покрывает, всему верит, всего надеется, всё переносит».

Итак, любовь — не только простить, когда другой человек раскаивается, и не только благословить, когда нам больно, но это мириться, переносить, долготерпеть. Петр и Иаков называют это покрытием множества грехов. Любовь покрывает множество грехов: просто покрывает и переносит их. Они не исчезают. Вы просто их терпите и покрываете их.

И вот на этом месте в нашей беседе с человеком, о котором я говорю, стало ясно, что одним из основных препятствий на пути к прощению, долготерпению, воздаянию добром за зло, благословению тех, кто причиняет нам боль, является то, что если мы поступаем таким образом (если мы действительно воздаем добром за зло, а не манипулируем, чтобы привлечь внимание к вине другого человека, но я говорю о действительном подлинном благословении, когда мы поступаем к нему с добротой и надеждой от всего сердца), если мы так поступаем, то очень мало людей, если вообще хоть кто-нибудь, узнает, что нам сделали больно. И это вызов.

Если мы воздаем добром за зло, мы не станем хандрить. У нас не будет унылого выражения на лице. Наши плечи не будут поджаты. Мы не будем ходить в тихой депрессии. Мы не станем привлекать внимания к нашей уязвленности. Но мы будем радостны, полны надежды и милосердия, и никому даже в голову не придет думать, что нас оскорбили или унизили, ранили или обманули. Хотя почти всё в моей грешной душе вопиет против этого.

Мы хотим, чтобы люди знали, что нам больно. Мы хотим, чтобы нас жалели или, по крайней мере, сочувствовали нам, или признали, что наши старания воздать добром за зло перед лицом таких сложностей — это крайне благородное дело. И хорошо, если никто не знает, но лишь зацепи, и узнаешь, как обстоят дела на самом деле.

И возможно, больше всего мы хотим, чтобы человек, который ранил нас, был в курсе, что он нас ранил, мы не хотим вести себя так, как будто он не причинил нам вреда, смотреть сквозь пальцы на боль или оскорбление, унижение, предательство или неподобающую критику в нашу сторону. И всё это огромное препятствие на пути подчинения Господу, когда он говорит: «Не воздавайте злом за зло, но благословляйте тех, кто причиняет вам вред».

И вот ключ, и место, где я нахожусь сейчас в моей борьбе с этой истиной и моих попытках применить ее для собственной души. Вот ключ, который оказался предельно убедительным для меня: ключ в том, насколько важным и удовлетворяющим является тот факт, что Бог знает о моей боли, что Бог понимает и что Он помогает мне. Бог сопереживает нам. Он милосердный первосвященник. Достаточно ли этого? Это мне показывает, насколько сильно мое сердце стремится ориентироваться на других людей больше, чем на Бога.

Наша большая потребность, моя большая потребность, чтобы Бог был более реальным для меня, чем другие люди. Когда Бог видит, что мы воздаем добром за зло, Он знает всё. Он знает, что нас оскорбили, поступили несправедливо, обманули или сделали что-то еще. Он знает это. И Он сострадательный и внимательный, Он видит, что мы возвращаем добро за зло, когда нам причинили вред. Видит, что мы послушны Ему. Он видит, что мы любим нашего противника.

Первое послание Петра 2:19 говорит: «Ибо то угодно Богу, если кто, помышляя о Боге, переносит скорби, страдая несправедливо». Бог благоволит к такому человеку. Мы угождаем Богу в такой момент. И ключевой отрывок, с которым я думаю, нам стоит смириться: «Будучи злословим, Он [Иисус] не злословил взаимно; страдая, не угрожал, но предавал то Судии Праведному» (1 Петр. 2:23).

И поэтому мой вопрос к себе и к моему другу, и к тем, кто видит себя там же, где и мы: «Достаточно ли Богу знать о нашей скорби, о нашей боли, о нашем разочаровании, нашем отчаянии? Можем ли мы полностью предать наше дело Богу? Можем ли мы двигаться вперед, поступая с другими лучше, чем они поступают с нами, даже если это означает, что об этом будет знать только Бог и никто другой?» Вот как Бог становится настоящим для нас.

Оригинал © Desiring God Foundation, перевод © Help for Hear†.

Print Friendly, PDF & Email
Джон Пайпер

Об авторе Джон Пайпер

Основатель и учитель desiringGod.org и ректор Вифлеемского колледжа и семинарии. В течение 33 лет занимал должность старшего пастора в баптистской церкви Вифлеема (Миннеаполис, Миннесота). Автор более 50 книг. У Джона и его жены Ноэль четверо сыновей, одна дочь и двенадцать внуков.
Запись опубликована в рубрике Душепопечение, Жизнь христианина. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *