Архив рубрики: Свидетельства

Послушание в ограничениях

restrictionsКогда мы испытываем ограничения на себе или видим кого-то в ограничениях, что мы думаем? Какие вопросы возникают у нас? В большинстве случаев нашей первой реакцией не есть радость, мы опечалены, мы в смятении, часто в недоумении, бунтуем и ропщем. Да и что такое есть — ограничения? Как их распознать? Например, бедность и достаток — что из них ограничение? Болезнь или здоровье?

Безмолвное испытание бездетности

childlessness«Ваш организм не сможет выносить ребенка», — пять слов доктора, которые изменили мою жизнь. Пять слов, которые разбили мне сердце. Пять слов, которые с течением лет научили меня желать Христа больше, чем я хотела ребенка.

Молитва сокрушенного христианина

Господи милосердный! Прости меня, что источник моей радости не в Тебе, а в моих достижениях, успехе, суетной славе, деньгах и всяких материальных вещах, карьерном росте, авторитете в глазах других людей, мнении других обо мне.

Исповедь служителя (свидетельство опекаемого)

procrastinationЛюбимая! Пишу тебе письмо, потому что вряд ли смогу все сказать, а сказать мне нужно многое. Последние недели жизни были для меня самыми трудными, но и самыми важными. Бог очень глубоко копает в моем сердце, наверное, я еще никогда не был так открыт к работе Его Духа, как сейчас.

Борьба с прокрастинацией (свидетельство опекаемого)

procrastinationЯ уже не первый год боролся с пассивностью, перфекционизмом и прокрастинацией, то есть откладыванием на потом. Причем откладывал чаще всего важные вещи. Прокрастинация преследовала меня везде: на работе, в семье, в кругу друзей. Если я сейчас приму предложение друзей провести вместе выходные, вдруг я потом передумаю, что им скажу? Что они обо мне подумают? Поэтому лучше потяну с ответом до последнего дня.

Как финансы стали индикатором моего упования (свидетельство душепопечителя)

dollars-bookЯ была сотрудницей миссии CRU или «Кэмпус» 13 лет, работала в студенческом служении, но, как ни странно, речь сегодня пойдет не о моем служении. Работа сотрудников этой миссии поддерживается финансово другими людьми, и моя жизнь была более-менее обеспечена финансами. В принципе, я никогда особо не переживала о финансах: не сильно страдала, когда поддержки было мало, и не стремилась насобирать как можно больше, чтобы обеспечить себя бóльшим комфортом. Я считала, что хорошо распоряжаюсь финансами. Всегда считала, что финансы — всего лишь средство, а не цель.

Долина плача (свидетельство душепопечителя)

valley-of-cryingНаша «долина плача» началась осенью 2004 года, на тот момент я была беременна четвертым сыном, нашей семье было 10 лет. Мы с мужем выросли в христианских семьях и искренне любили Господа. Мы были обыкновенной христианской семьей. Нашему второму сыну Михею было почти 6 лет, и он был активным мальчиком, очень любил Иисуса и просил каждый вечер у Господа двух ангелов на охрану своей жизни. Но вдруг он стал меняться.

Унылый дух сушит кости (свидетельство опекаемой)

sadnessЯ по образованию медик, поэтому для меня все просто было: анализы, диагностика, постановка диагноза и назначение лечения. Но в отношении себя столкнулась с необъяснимым явлением: никакое лечение не помогало мне решить проблемы со здоровьем. Повышение давления и потери сознания постоянно сопровождали меня. Никакие препараты не помогали.

Исповедь „старшей“ дочери, или Письмо отлепления для матери

letterМама! Я благодарна тебе за то, что ты дала мне жизнь! От самого начала я слышала твое дыхание и знала твой голос, слышала биение твоего сердца! Потом я родилась и увидела тебя (какая же ты у меня — самая-самая лучшая и самая красивая!). Я благодарна за вашу с папой самоотверженную любовь к моему сыну. Вы заботились о нем и любили его, как свою душу. Благодарю, что вы помогали растить его, сама бы я, наверное, не справилась.

Отзыв о душепепечении [укр. и перевод на рус.]

candleБольшую часть сознательной жизни я жил в странном и противоречивом состоянии: я постоянно нуждался в других людях, как в воздухе, и, в то же время, постоянно их избегал, как наибольшей опасности. Удовлетворенность была мне практически не знакома, а вот чувство вины было постоянным спутником.