Борьба с прокрастинацией (свидетельство опекаемого)

procrastinationЯ уже не первый год боролся с пассивностью, перфекционизмом и прокрастинацией, то есть откладыванием на потом. Причем откладывал чаще всего важные вещи. Прокрастинация преследовала меня везде: на работе, в семье, в кругу друзей.

Если я сейчас приму предложение друзей провести вместе выходные, вдруг я потом передумаю, что им скажу? Что они обо мне подумают? Поэтому лучше потяну с ответом до последнего дня.

Я придумал интересную идею по работе, но не хочу говорить ее другим. А вдруг они ее не одобрят? Вдруг они скажут, что это глупая идея? Лучше просто промолчу.

Нужно принять решение в рабочем проекте? Тогда мне необходимо основательно подстраховаться: со всеми посоветоваться, собрать общее мнение, получить одобрение от начальника — и только тогда можно принимать собственное решение. В итоге оно получается уже не совсем собственным. Но главное — не ошибиться! Ведь в случае, если что-то пойдет не так, я смогу сослаться на руководство: это ж начальник одобрил, значит сам виноват.

Если я скажу комплимент девушке, которая мне нравится, вдруг она что-то себе надумает. Я же еще не готов жениться! Поэтому лучше промолчу.

И в этом парадокс. Я боялся сделать ошибку, так как боялся расстроить кого-то. И в итоге не делал ничего, что тоже расстраивало (и часто того же человека). Я находил тысячу настоящих причин и правдивых отговорок, почему что-то не нужно было делать прямо сейчас. Я в этом был мастером!

Такие ситуации повторялись изо дня в день, из года в год. Я расстраивался каждый раз, когда упускал возможности, не успевал и срывал сроки. Потом на глаза попадалась очередная статья в интернете — и я с вдохновением начинал делать что-то по-новому. Но меня хватало ненадолго, и вскоре возвращался к старому образу жизни. Я перечитал кучу публикаций и книг на тему личной эффективности, опробовал разные методики, ходил на курсы тайм-менеджмента, но ничего не помогало. Мой образ жизни влиял на мои личные отношения, на общение с друзьями, с родителями, с коллегами, и далеко не в лучшую сторону. Натянутые отношения с регулярными эмоциональными срывами довели до того, что внутренние переживания сопровождались физической болью головы, шеи, области груди.

В отчаянии стал искать альтернативные методы и тогда одновременно написал сразу двоим знакомым: светскому психологу и библейскому душепопечителю. Кто первый отреагирует — к тому и пойду. В итоге я начал ходить — к обоим. И вскоре ощутил разницу в подходах.

И светский психолог, и библейский душепопечитель видели мою эмоциональную привязанность к родителям и мою нужду «повзрослеть» в принятии решений. Они оба разбирали мои ситуации из прошлого и настоящего. Но при этом психолог говорил на уровне эмоций и действий, указывая на ситуации и проблемы, корень которых находится в детстве. А душепопечитель хоть и соглашался с тем, что все могло начаться еще в детстве, но говорил, что проблема сейчас не в родителях, а во мне, так как это не родители прокрастинируют. При этом душепопечитель помогал мне заглянуть в свое сердце, в корень существующей проблемы. И делал это с любовью и без осуждения.

Еще психолог старался что-то «нащупать», рассчитывая, что за время нашего общения во мне произойдет озарение. И такое действительно было, когда мне приходили какие-то мысли-инсайты о себе, например, почему я так поступаю или что с этим можно делать. А душепопечитель шел по изначальному плану. Я был для него, как книга, которую он раскрывал для меня же, прочитывая главу за главой и вникая в суть. У него были знания и необходимые инструменты, но при этом он полагался не на себя. Он знал, что сердце человека изменяет не человек, но Бог. Он был уверен, что Бог в свое время даст нужные слова и мысли и покажет мне мое же сердце таким, какое оно есть: как я воспринимаю себя и Бога. И после этого Бог же даст практические идеи, как мне можно расти в этом.

Спустя месяц-полтора я уже мог увидеть плоды и сравнить подходы психолога и душепопечителя. Поэтому я решил прекратить работу со светским психологом и продолжить только с душепопечителем. Мне понравился его практический подход и его цель — показать мне корень проблемы и научить меня самому справляться с ней, чтобы я больше не обращался к нему, но к Богу. При этом мы разбирали ситуации из разных сфер моей жизни, вместе смотрели, какие эмоции я переживаю, и вместе шли глубже — в корень проблемы.

Шаг за шагом мы с Божьей помощью вникали в мое сердце. И я увидел, что за моими перфекционизмом и прокрастинацией стоит неуверенность, еще глубже — желание все контролировать, а контролировать я хотел для того, чтобы не лишиться внутреннего комфорта и всегда оставаться спокойным. Именно поэтому я хотел сделать все идеально.

Я хотел угодить сразу всем, чтобы всем нравиться. Я ждал принятия от людей, поэтому боялся ошибиться, чтобы никто никогда не мог меня упрекнуть в правильности моего выбора. Я боялся критики со стороны окружающих, их мнения и реакции на мои идеи и действия. Я пытался найти идеальное решение, которого не существует в принципе. Так моя пассивность служила мне средством контроля над обстоятельствами.

Поэтому я часто останавливался на этапе выбора, без действия, затягивая и откладывая решение на потом. А главная проблема, которую я не осознавал, была в том, что я пытался контролировать всё! Если бы меня раньше спросили, хочу ли я все контролировать, я бы с уверенностью сказал: «Нет!» Но моя жизнь и плоды говорили об обратном.

За что в итоге я боролся? За свой внутренний мир. Заметили цепочку «поведение — убеждение — ценность»? Я откладывал решение (мое поведение), потому что пытался все контролировать (мое убеждение), потому что думал, что таким образом смогу всегда быть спокойным (моя ценность).

Конечно, я не могу все контролировать. Есть лишь Один, кто может. Когда пришло осознание того, что знал, но во что по факту не верил, стало проще делать выбор, действовать и просто жить. Я стал бояться Бога больше, чем людей. И основной принцип, который мне помогает: говорить истину в любви. Это не всегда комфортно, но это та истина, которая вдохновляет меня не стоять в стороне, а действовать.

Я не знаю, как в рабочем проекте действовать дальше даже после того, как я собрал мнение других? Я просто подойду к руководителю с несколькими идеями и обсужу их. Что обо мне подумают, если я вслух скажу свое мнение или идею? Какая разница, если эта идея на благо клиента! Пусть с ней и не согласятся, но даже так я уже делаю свою работу.

Промолчать, когда я вижу, что кто-то из моего окружения нуждается в помощи или ошибается? Возможно, это его личное дело. А, возможно, он и не знает об этом. Этот человек мне небезразличен, поэтому я скажу ему правду и скажу в любви.

Я хочу идти дальше, развиваться лично и профессионально, участвовать в жизнях людей, которые окружают меня, быть тем, кто говорит правду о себе и людях без гордости и без унижения, но с любовью и пониманием. Ведь как ты хочешь, чтобы с тобой поступали, так и ты поступай с другими.

Конечно, борьба с перфекционизмом и прокрастинацией не закончилась на этом — она только по-настоящему началась. Я увидел своих «голиафов» перед собой — они высоки и сильны. Иногда они одолевают меня: включается мой перфекционист и я снова бездействую и долго принимаю решение (как, например, с этим текстом, когда его написание заняло гораздо больше времени, чем я рассчитывал изначально). Но все чаще с Божьей помощью я побеждаю своих голиафов — они падают один за одним:

– работа со сложным клиентом, когда нужно было и признавать свои ошибки, и деликатно «выруливать» в ситуациях с несправедливыми обвинениями в свой адрес;

– личные вызовы, когда я начал бросать вызовы сам себе: ставить разные цели и достигать их (например, регулярные физические нагрузки либо экстремальные занятия);

– сложный и дискомфортный разговор с руководством, который сам же инициировал;

– много других побед, которые сложно вместить в рамках этой истории.

Вот несколько практических рекомендаций, которые помогут в борьбе с перфекционизмом, прокрастинацией и нерешительностью. Не пытайтесь менять просто поведение или эмоции. Это только плоды того, что скрывается внутри. А внутри — корень, то есть убеждения и ценности, которые влияют на поведение и эмоции. Чтобы добраться до корня, важно задавать вопросы и быть честным с собой:

– почему я так поступаю/реагирую?

– что мне это дает и почему это важно?

– боюсь ли я людей больше, чем Бога?

– на основании чего я думаю, что поступая так, поступаю правильно?

Добравшись до корня, посмотрите на свои ценности. Действительно ли это те ценности, которые вам важны? Если нет, время менять ценности. А это уже будет влиять на убеждения, поведение и эмоции.

Не пренебрегайте помощью со стороны кого-то, кто разбирается и может помочь, например, душепопечителя.

И просто помните о том, что Божья любовь не меняется в зависимости от моего поведения, что Бог принимает меня таким, какой я есть. Его любви достаточно, чтобы не оставить меня, но избавить от пассивности.

И самое главное, давайте учиться говорить истину в любви. Это нелегко! Гораздо проще просто говорить истину, обличая всех налево и направо. Или просто любить всех, не затрагивая острых тем. Но если мы каждый день говорим друг другу истину в любви, это дает синергию в отношениях — в семье, на работе, в церкви, где-угодно.

PS. А с девушкой, которую я упоминал выше и которая мне нравилась, я все же начал общаться и делать комплименты. Еще чуть позже предложил ей стать моей женой, которое она приняла. Все началось с того, что я решил не упускать возможности и просто действовать. Правда, это уже совсем другая история.

Андрей, Киев

Print Friendly, PDF & Email
Help for Heart

Об авторе Help for Heart

Центр душепопечения и обучения
Запись опубликована в рубрике Жизнь христианина, Свидетельства. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

3 комментария на «Борьба с прокрастинацией (свидетельство опекаемого)»

  1. Джордж говорит:

    Андрію, дуже дякую за статтю. Вона надихає і також змушує подивитись на себе і аналізувати, чим я мотивуюсь.

  2. Тарас говорит:

    Дякую за статтю! Вона була для мене дуже корисна

  3. Борис говорит:

    Перфекционизм (от фр. perfection ) — убежденность в том, что совершенствование, как собственное, так и других людей, является той целью, к которой должен стремиться человек. Само понятие перфекционизма возникло в протестантской среде XIX века, позже трансформировалось в классический перфекционизм И. Канта, Г. Лейбница, марксистов и подразумевало, прежде всего, внутреннее совершенствование в нравственности, развитие талантов и дарований. Ницшеанское сверхчеловечество есть тоже перфекционизм своего рода.

    В чем же разница между учением, заключенным в словах Христа: «Итак, будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф. 5,48) и классическим перфекционизмом? В христианстве добром считается лишь то, что делается исключительно и во имя Бога, а совершенствованием – очищение себя при помощи свыше от всех видов порочности нашей природы: « Вскоре усмотришь, что нет никакого согласия между Евангельским добром и добром падшего человеческого естества. Добро нашего падшего естества перемешано со злом, а потому и само это добро сделалось злом, как делается ядом вкусная и здоровая пища, когда перемешают ее с ядом. Хранись делать добро падшего естества! Делая это добро, разовьешь свое падение, разовьешь в себе самомнение и гордость, достигнешь ближайше го сходства с демонами» (свт. Игнатий Брянчанинов «Приношение современному монашеству»). Следует признать, что, с точки зрения христианства, любое самое правильное и доброе дело не является совершенным, т.к. отравлено нашим личным несовершенством. Компенсируется подобный изъян смирением и самоукорением. В перфекционизме, как правило, целью ставится повышение абстрактной нравственности индивидуума силами и ресурсами самого падшего человечества без всяких дополнительных рассуждений.

    Современный же перфекционизм отличается от классического. Он выродился в значительной степени до высоких бытовых стандартов повседневной жизни, мышления в терминах «все или ничего», излишней концентрации на неудачах и ригидности. По мнению Гордона Флетта, профессора психологии из Йоркского университета г. Торонто, перфекционизм является психическим расстройством, выражающимся в особого рода «зацикленности на мелочах» и в попытках довести любое дело до некоего идеала, «совершенства». Такие люди невыносимы, как правило, для окружения, не имеют друзей и не допускают мысли, что психически больны, в глубине сердца крайне горделивы и считают себя особыми, достойными. Их достаточно везде, в том числе и в сфере образования («синдром отличницы», выражающийся в гонке за высокими оценками, опасении потерять статус «умницы» или не оправдать надежды родителей и учителей, сильнейшем желании поступить в престижный ВУЗ), и в маниакальном туризме, а также в стремлении бесконечно делать себя красивее либо через фитнес, либо через многочисленные пластические операции. В карьере (здесь особенно часто перфекционистов подстерегает невроз и депрессия) это заболевание проявляется в доведенной до абсурда ответственности, когда человек искренне считает, что никто, кроме него, не в состоянии выполнить правильно данную работу, пытается часами довести самое мелочное поручение до «совершенства» и в конечном итоге оказывается неэффективным работником. На Западе ярко выраженные перфекционисты работают только в команде и под надзором тайм-менеджеров.

    Нашел нужным добавить это пояснение.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.