Библейское душепопечение и наследие Дэвида Паулисона

councelingПримечание редактора:

Член Совета TGC (Вместе за Евангелие) Дэвид Паулисон, ушел из жизни в возрасте 69 лет. Причина смерти Дэвида — рак поджелудочной железы. В этой статье Джереми Пьер, доцент кафедры библейского душепопечения в Южно-баптистской теологической семинарии, делится своими размышлениями о наследии Паулисона. Джереми работал с Дэвидом Паулисоном в совете директоров, Коалиции библейского душепопечения.

О человеке можно узнать по тому, что он любит. Это относится к любой функции, которую человек берет на себя. Я думаю, что было бы справедливо сказать, что Дэвид Паулисон исполнял функцию главного лидера в области библейского душепопечения и оказывал свое влияние на тех, кто больше всего занимается вопросами пастырского душепопечения. Я уверен, что для этого есть ряд причин, связанных с его публикациями и его руководством в Организации христианского душепопечения и образования (CCEF). Но для тех, кто был ближе всего знаком с его лидерскими способностями, причина ясна: Дэвид был воплощением любви ко всему тому, что мы так стремимся любить.

Дэвид любил многое, но я хотел бы отметить особую любовь, которой должны следовать те, кто старается идти по его стопам.

Дэвид любил слова

Мы используем слова, чтобы этот мир был для нас понятен, чтобы передавать наши переживания и придавать им нужное значение. Дэвид имел огромную жажду к чтению тех авторов, которые имели особенный опыт в этом: поэты, писатели, эссеисты, комментаторы. Он был в большом восторге, когда какой-то автор использовал самые подходящие слова в своей формулировке, и именно те точные и выразительные слова, которые дают читателю почувствовать как то, что он читает относятся к его внутреннего миру. Такие слова позволяют читателю радостно восклицать «да», я действительно пережил то, о чем вы говорите. Тем не менее, Дэвид старался сам быть таким автором.

То о чем писал Дэвид, не было литературным жанром, но все же он писал в литературном стиле. Он любил изобретать слова, а не просто писать их. Он очень хотел, чтобы истина была изложена красиво. Когда вы читаете то, что он писал, вы можете сразу сказать, что он усиленно работал над многими предложениями, чтобы они были интересными, изысканными и проницательными. Но его любовь к словам также проявлялась и в том, как он говорил с людьми. Слушая долго и внимательно, он мог передать им их же переживания более яркими и точно подобранными словами, которые также были красиво и ясно сказанные. Это мастерство! Дэвиду нравилось, когда именно самое нужное слово произносилось в самый нужный момент, для него они были как золотые яблоки в серебряных прозрачных сосудах.

Любовь Дэвида к словам не была простой случайностью, принимая о внимание то, кем он был и что делал. Те, кто хочет подражать Дэвиду, должны стремится к качественному правописанию, и этого можно достичь через чтение хороших книг. Читайте так, чтобы вы могли лучше понять переживания тысячи читателей которые, скорее всего, вам никогда не придется проходить. Читайте так, чтобы увидеть, каково это, когда кто-то другой в деталях описывает свой жизненный опыт таким образом, что это помогает вам понять вашу жизнь лучше.

Дэвид любил взаимосвязь, установленную в Божьем мире

Независимо от того чем занимался Дэвид – скользил ли по прибрежным волнам на своей доске или читал последние исследования о важности сна, он был убежден, что этот мир и все, что в нем – это все одно мастерское выражение Божьего великого таланта. Каждый уровень жизни, так или иначе связан с другим, потому что все они имеют непосредственное отношение к Богу, сотворившему все. Он наслаждался плющом, разросшимся по всей кирпичной стене и неспешным наблюдением за солнечным светом не только потому, что это было красиво, но и потому, что это было Божьим творением.

То же самое чувство восторга помогло ему принять известия о раке с трезвой радостью – это сделал Бог. Действительно, рак – это тяжело контролируемая опухоль и деление клеток, которые невозможно остановить, так как выходя из под контроля эти клетки очень быстро размножаются. Да, это действительно очень сложно понять, что именно вызывает раковое заболевание – является ли это экологическим, генетическим процессом, или воздействием канцерогенов? И на самом деле, наши глаза не могут заглянуть в эти слои непостижимой для нас реальности. Но Бог может. И все это имеет непосредственную связь с Его целями. И все же Бог благ! Рак – это часть процессов, которые взаимосвязанные с Богом.

Эта любовь к взаимосвязанности Божьего мира, также сделала Дэвида образцом в работе с источниками знаний, которые находятся за пределами Божьего Слова. Любой, с кем он общался, кто имел иной теоретический подход – даже подход не совсем дружелюбный к тем принципам, которых он придерживался и ценил, Дэвид все равно продолжал относился к этим людям с необычным сочетанием своего смирения и убежденности. То, что у Дэвида лучше получалось, чем у большинства других, это был его «критическая заинтересованность». Оба слова важны для понимания того, как он это делал. Критиковать — это значит понимать разногласия и различать то, что угодно и не угодно Господу в данном материале. Но слово заинтересованность – значит признать имеющеюся легитимность данного материала, чтобы задать хороший вопрос и найти хороший ответ.

Критика, которую он высказывал в отношении людей с которыми он не соглашался, была приятно-сокрушительной, и еще более эффективной была его оценка за любой позитивный момент, который он находил в их доводах. Это критика была полна сочувствия и гораздо более сокрушительной, в отличии от непринятия или радикального осуждения. Каждый раз, Дэвид оставлял впечатление, что он узнал что-то ценное от людей, с которыми он категорически не согласен. Каждая точка зрения давала ему новую информацию о каком-то факторе во взаимосвязанном мире, который сотворил Бог.

Те, кто посвятил свою жизнь изучению подобной сфере деятельности, должны подражать Дэвиду и в этом. У каждого человека есть ограниченный набор опыта в этом мире, поэтому мы растем и развиваемся, когда собираем информацию из более широкого разнообразия опыта других. Если мы последовательны в нашем понимании людей как ограниченных личностей нуждающихся в общности, мы должны пользоваться более широким спектром разнообразия материал.

Дэвид любил интерпретирующую силу Божьего Слова

Дэвид увидел мир новыми глазами (подмигиваю тем, кто знаком с тем, что он писал), но, возможно, лучше сказать, что он видел мир возрожденными глазами. Глаза сердца постоянно углубляются в любви к Божьему Слову.

Когда Дэвид делился своими последними размышлениями в письменной или устной форме, у вас никогда не возникало ощущения, что он был в захвате от новой теории, которую он вдруг обнаружил, или новую методологию над которой он работал. И наоборот вы могли увидеть его энтузиазм от того, что он недавно смог узнать, каким образом Слово Божье проливает свет на мир. Он любил темы Писания и уникальные перспективы в жизни, которые каждая из них предлагает. Он всегда открывал, что-то новое для себя в Писании.

Мы должны подражать такой любви, чтобы нас всегда больше всего захватывала разъяснительная сила Писания, а не разъяснительная сила чего-либо еще. Только Писание обеспечивает прямой и вполне надежный доступ к Божьей точки зрения на все, и, следовательно, только оно имеет неоспоримую власть. Нашим основным и самым радостным заданием должен быть поиск понимания нашей жизни в глубинах Божьей мудрости. Наша любовь к Писанию должна наполнять нас до уровня наших глаз, изменяя наш взгляд на все округ нас.

Дэвид любил помогать людям, понимать Слово Божье и Его мир

Любовь Дэвида к людям и его любовь к Слову объединялись вместе, как два потока, соединяющиеся в одну могучую реку. Эта река протекала мощным потоком через все служение Дэвида, неся жизнь для многих людей.

Его любовь к людям была как атмосфера, в которую ты погружаешься, когда беседуешь с ним. Дэвид мог настолько заинтересоваться человеком, сидящим напротив него, что он с большим удовольствием желал изучать его уникальный опыт. Ты чувствуешь, что ты интересен и важен когда разговариваешь на разные темы с ним, начиная от теории душепопечения и заканчивая спортивными соревнованиями в Филадельфии. Эта любовь к людям была не просто сентиментальностью. Это как раз таки побуждало его переводить тему разговора на то, что принесло наибольшую пользу душе человека. Он делал это мягко и тонко, как будто Иисус Христос был естественной целью любого разговора с человеком. Это не было резким и неприятно навязанным. Там всегда присутствовала здравая уравновешенность.

Мы должны подражать Дэвиду в том, как он проводил беседы, оценивая переживания людей, которых было достаточно для того, чтобы слушать, а затем связывать эти переживания с Богом и их более широким контекстом. Это, пожалуй, самый наивысший набор навыков и способностей, которые Дэвид проявлял, что было непросто набором навыков, а чем-то более глубоким. Это были те качества, которые выражали его личность.

Дэвид любил своего невидимого Бога

Несмотря на то, что Дэвид никогда не видел Бога, он любил Его. Это дар веры. Эта вера выковала в Дэвиде особенно сильную способность осознавать Бога и наслаждаться Его красотой. Но теперь Дэвид видит своего Бога и даже сейчас находит Его еще более прекрасным, чем он мог себе это представить раньше. На самом деле, Дэвид видит Бога сейчас совершенно новыми глазами.

Это та многогранная любовь, которая характеризовала Дэвида. Я молюсь, чтобы это была любовь, которая будет характеризовать нас, по мере того, как мы продолжаем его деятельность.

7 июня 2019 | Джереми Пьер

https://www.thegospelcoalition.org/article/biblical-counseling-legacy-david-powlison/

Print Friendly, PDF & Email
Запись опубликована в рубрике Душепопечение, Свидетельства. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.